becky_sharpe (becky_sharpe) wrote,
becky_sharpe
becky_sharpe

Category:

Заебали

Отдавили зайке лапу.... Причем больную и оперированную.

Выходные я стараюсь проводить на Новой Риге. Хотя бы -- ночевка в субботу и воскресенье. Воскресенье -- день красоты. На Новой Риге есть салон Герлен Наташи Серуш (в Нахабино). Там и расслабляюсь. Подробнее, что там хорошо и прекрасно, расскажу после. Сейчас буду жаловаться.

Возвращаюсь домой пораньше -- Мурамур мне мебель собирается привезти. По пути забегаю в Бахетле. (Понесла нелегкая). Ну, сограждане, конечно, соотечественники, очень мало считаются с другими согражданами. У стойки с пирожками -- мужик, довольно корпулентный. Занимает собой минимум треть стойки. Стоит. Пирожки не берет. Пиздит по телефону. Рядом с ним оставшееся пространство у стойки занимает семья, с виду приличная. Мать, отец и дочь лет десяти. Долго топчутся, общаются, довольно бестолково выбирают. Все это время -- пока мужик допиздит, пока семейство потопчется и выберет -- их сзади ждут три человека, среди которых и я.

Наконец, понимаю, что жрать хочется, а времени мало, вижу свободный край слева от семейства, обхожу семейство, чтобы цапнуть пирожок в пакетик. Цапаю. И тут ебаный ребенок резко сдает задним ходом вправо. Вообще, нормальные адекватные люди не ходят задом наперед просто потому, что на спине, сука, нет глаз. Но я, зная, что есть уроды, которые все-таки задом ходят, всегда стараюсь держать дистанцию и с тыла никогда ни к кому не подходить. Но кто, блядь, знал, что девочка может пойти назад и наискосок?!

Короче, довольно увесистая девочка встает строго на прооперированную ногу и строго на большой палец, из которого только что, в салоне у Наташи, извлекали ноготь. Удаляли отбитый и глубоко застрявший кусок ногтя. Палец болит, там свежая рана. И вот на эту свежую рану девочка и становится.

Ну, а больное место рефлекторно оберегаешь. (Вы собаку когда нибудь пробовали за рану задевать? Как скалилась, видели?). Я, короче, девочку резко с ноги спихнула. Этой же самой ногой. Просто резко из под девочки ее вытащила (вырвала), (даже без помощи рук или электрошока :), и девочка, ясен пень, слегка отлетела в сторону родителей.

Сразу говорю родителям: "Извините, ваша девочка очень больно наступила мне на ногу". Родители в ответ строят безмолвную козью морду. Тут уже и я начинаю заводиться и слегка улыбаясь повторяю: "Вы, наверно, не услышали меня. Ваша девочка сдавала назад. И отдавила мне больную ногу. Извините, что мне пришлось ее с ноги столкнуть".

- Родители в ответ: "Но она же ребенок! Вы ее толкнули! Вы толкнули ребенка".
- Мать ребенка, впадая в безумие: "Я сейчас вызову милицию, вы толкнули ребенка". - Я, включая видеодиктофон: "А вы не хотите извиниться передом мной? Ваш ребенок мне больную ногу отдавил".
- Отец ребенка: "Но это же ребенок!"

Как только я включила видеорегистратор, отец увел мать, которая очень удачно начала строить из себя несправедливо обиженную. Вообще, хороший бабский трюк: отдавить ногу, причинить боль, испортить вещь, а получая закономерную отдачу, начать строить оскорбленную невинность: дрожать губкой, дергать щечкой: ааааа, она меня обижает!!!!

Потом они пошли в кулинарию. Я, на хорошем расстоянии сзади, тоже. И я внимательно прислушивалась: никто не объяснил ребенку, что НЕ НАДО ХОДИТЬ ЗАДОМ, -- ЭТО МОЖЕТ ТРАВМИРОВАТЬ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА, А ДРУГОЙ ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ, РАССЕРДИВШИСЬ, ТРАВМИРОВАТЬ ТЕБЯ. Чисто рефлекторно. От боли. У другого человека может быть полостная операция, больная нога, сломаная рука. Мало ли что. Просто никому не приятно, когда на него наступают. То есть, не обезопасили ни ребенка, который мог бы усвоить урок (в 10 лет уже соображают) от возможных толчков в обратку, ни общество -- от ребенка, который будет продолжать ходить задом, раз не научили так не делать. Ребенок усвоил лишь один урок: маленьким можно. Раз ребенок - можно. Для детей правила другие.

Бесит меня это до крайности. Какая мне хуй разница, ребенок или нет, мне важно только что палец надрезанный опять ноет. И на этом хромом пальце я шла до машины, и мне было больно.

Равно как и вещь испорченная. Маленький корнер в Лафайет. Американ Винтаж. Футболки. Выбираю. Приходит мамаша с сыном лет десяти. У меня нет времени подождать, пока ребенок съебет. У меня самолет, и я зашла в Лафаейет строго перед отъездом в аэропорт, благо жила с Лафайетом в соседнем доме. Я, оглядываясь на ребенка, продолжаю выбирать футболки. Ребенку скучно, шопинг ему на хер не вперся. И он вертится на одной ноге, размахивая пластиковой бутылкой с водой. Я держусь на расстоянии, но корнер маленький. Отхожу. Ребенок, докручиваясь на одной ноге, докручивается до меня и задевает меня бутылкой. Задел не больно, не испачкал. Наезжать особо не за что. И поэтому я, быстро сгребая футболку, иду к кассе. Достаю портмоне. Кредитку. Расписываюсь. Пока расписываюсь, следить за потенциально опасным объектом не могу. Ребенок, продолжая балбесничать и кружиться, ударяет меня уже ногой по неоперированной ноге. Ударяет не больно, но оставляет грязный след на джинсах.

Говорю по русски: "Мальчик, заебал, иди отсюда".

Мама смотрит удивленно. Говорю уже по английски: "Ваш сын уже два раза меня задел. Первый раз - бутылкой, второй раз -- ногой. Грязной"
Мама: "Но он же ребенок!!!!! Вам же лет больше, чем ему!"
Я: "И поэтому я плачу счета за химчистку сама. Именно потому, что мне лет больше. Не он будет платить за испорченную вещь, а я. Из зарплаты."

В России это 500 рублей стоит, а джинсы Кензо я не стираю, а только чищу. Таким образом, на 500 рублей я попала только потому, что он мааааааааааааааааленький! Маленьким моооооооооожно!

Сколько раз ведь я это на себе ощущала, -- ребенок реально травмирует взрослого, и родители возмущаются: ну он же ребенок!!!!

Меня лет шесть назад на Ленинградском вокзале ударил по тыльной стороне кисти разборной удочкой, торчащей из рюкзака, ребенок лет восьми. Я не знаю, что это за удочка, но у нее такая здоровая железная шайба. У меня остался очень большой синяк. Ребенку хоть бы хны. Я возмущенно говорю родителям: "Следите за отпрыском своим, он меня по руке ударил". Родители, издевательски: "Какой ужас, ребенок ее ударил!". Потом еще ребенка и утешали. Никто не объяснил ребенку, что не надо размахивать рюкзаком, (он им болтал туда-сюда, а я стояла за газетой в очереди к прилавку). Мне, ей-Богу, глубоко насрать, от ребенка у меня рука болела или нет. Рука болела. Все.

И тоже самое было и в Лондоне, кстати. Там я долго уворачивалась от невоспитанного ребенка, пока стояла в очередь в Кенсингтонскую оранжерею, но ребенок все-таки ударил меня самокатом по ноге. Я зашипела, а бабушка улыбнулась в ответ: "Это ребенок...."

В который раз пишу: маленьким -- нельзя. И инвалидам -- нельзя. И беременным -- нельзя. Никому -- нельзя. Нет ни у кого права на привелигированное положение. И соглашаясь на некое мифическое супер-право слабого, общество предает сильного.

Я видела, что получается из детей, которым говорили, что маленьким можно. Вечно маленькие (а на хуй расти, если маленьким быть выгодно, а большим -- нет), которые требуют у мира какого-то особенного отношения и положения. Люди, которые спокойно пиздят у кассы по телефону, когда за ними -- очередь. Не торопятся ни кредитку, на наличку достать -- пусть весь мир подождет, мы же маааааленькие. (Это я тоже в Бахетле видела -- два человека и кассирша ждет, а пизда пиздит по айфону). Вот как раз те, кто привык ни с кем не считаться, они и вырастают из тех, детей, которым списывали по статье "она/он же ребееееенок".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments