becky_sharpe (becky_sharpe) wrote,
becky_sharpe
becky_sharpe

Category:

           Владимир Константинович, наш главред, сказал про меня ужасно теплые слова по "Эху Москвы", и это страшно приятно. "Не скрою", - как все время говорит его помошница. "Не скрою", -  что нам, творничихам, нужно, кроме нежного и частого почесывания за ухом? Понимание и признание руководства - великая вещь.  Поэтому-то я и не ухожу из "Известий", несмотря на отвратные бытовые условия и ленивейший менеджемент. (Достойный и честный финдиректор - исключение). У меня нет нормального кабинета, - есть засраный, обшарпанный гадюшник, клоака максима, как говорят у нас в Риме. У меня нет быстрого компа... кондюка, блядь, нет, ебать этих гребаных управленцев в рот! Кондюк - мое больное место. Я - аллергик, причем тяжелый, о чем имеется справка из кремлевской больницы. И мой запселый невентилируемый кабинет дело это только усугубляет. Нет у нас и нормальной столовки, и все, что я зарабатываю, приходится тратить на питание в окрестных кабаках. Нет годового бонуса. Нет медицинской страховки, а между тем у меня букет диагнозов, неколько хронических заболеваний... 
         Тяжело житие несчастных, которых угораздило попасть под управление генерального директора "Известий". Петр Годлевский - большой красивый мужчина. Это, как замечала Бекки Шарп, -  бля, диагноз. Плюсы и минусы явления "большой красивый мужик" нам известны. Красивый мужик прежде всего - социально ленив. Зато - не подл и не гаденек. На подлость и злопамятность надо иметь силы, а ему лениво и ненавидеть и пакостить. Точно также ему лень организовывать столовку и страховку, - ему же зарплата позволяет и кушать out, и пойти к дорогому эскулапу. Лень ему и давать пизды отбившимся от рук компьютерщикам, и ставить мне кондюк. И знает он, что я задыхаюсь, и справки о том есть, но ему - по барабану. При этом - он добрый, честный малый, вы не подумайте! В рожу не плюеет, бабло от бедных журиков не крысит. 
          Но, лень и похуизм есть пассивная форма непорядочности. Да, он не нарочно, но результат-то один: человек, делающий рейтинг изданию, нахуй задыхается, болеет на рабочем месте, проедает зарплату, ничего не принося домой: писать тексты-то приходится в ресторанах с нормальным воздухом  - с системой вентиляции.   
          Утешаю себя тем, что а) гендиректор Олейник был еще хуже - редкая гнида была, вечная ему память, б) зато мне везло с главредами - все меня любили, не обижали, и даже любимая Таня Плошко, хоть и женщина, стала подругой и единомышленником. Все они, дорогие мои главреды, были "договорными людьми". А ведь Плошко я мучала больше всех. Все мои половодья чувств принимала на себя плотина ее сдержанности. И Мамонтов - "договорной человек". Это значит - не самодур. Ох, как я всю жизнь боялась самодурства! Мамонтов, к счастью, очень комфортен в сотрудничестве, - стремится к компромиссу, необычайно легкий человек. Обсуждать новый формат "Известий" будет бестактным. Я возделываю свой сад, свою полосоньку, делаю я на коленке, в одиночестве, спасибо Насте, она сейчас помогает мне здорово.  
          Ну и: почему я боюсь "Коммерса". Этот вопрос я слышу в день раз по пять. Как мне кажется, Вася - гениальный, талантливый, но категорически - не договорной человек. Вася - это стихия. Неуправляемая ядерная реакция. Нет уж, лучше мы по старинке, с паровой машиной... 
         Кстати, ушел из Ъ автор одной из моих любимейших книг "Московские сказки" Александр Абрамович Кабаков. Потеря, ИМХО. невосполнимая. Дедушка, в совершенстве овладевший искусством жалобного нытья, главный московский специалист по унынию - чудный педагог. И если кто-то из молодых желает стать журналистом - валитесь к нему в ноги и просите у него хоть парочку занятий. Как можно было дать ему уйти?  В голову не укладывается.  

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments