becky_sharpe (becky_sharpe) wrote,
becky_sharpe
becky_sharpe

Categories:
Из бабушкиных рассказов:

Когда отношения с союзниками были хорошие, мы через их территорию ездили. Как только отношения портились, приходилось объезжать. (Прим. автора - Вся Германия после войны была поделена на сектора - американский, советский, английский).

И вот что неприятно было, хлопотно, опять же, их самолеты частно к нам падали. То двухмоторный, Дуглас или еще что упадет. И вот переводчик с английского запил, и его отправили обратно (В Союз). А я в институте, кроме основного, еще и английский учила. И в справке у меня было записано "военный переводчик". И вот как-то раз опять кто-то шлепнулся, американцы вроде бы, попросили меня помочь перевести - надо же экипаж допросить, - куда летели, что везли. Спрашивают, сколько их было. Я говорю - четыре. А их стоит трое. Мне говорят, вы, наверное, ошиблись. Нет, уж извините, отвечаю. Я хоть не специалист в английском, но три от четырех отличить пока что могу. Там три и четыре перепутать просто невозможно. И точно, потом нашли одного под самолетом в болоте. А командир - у него что-то с позвоночником случилось от падения, - от операции русских врачей отказался. Спесивым таким оказался командир. Вот и умер с утра.

Я частно по работе приходила в штаб советской армии. Там такая ласковая секретарь была. У меня всегда, кстати, хорошие отношения с секретарями, очень приятная женщина. Я, правда, удивлялась, почему оттуда так часто люди, руководящий состав, служащие пропадали. А потом мне уже сказали, что она была стукачкой.

Генерал дядя Шура во время войны работал в Америке по лендлизу. Мы с ними еще с Череповца, где отчим служил, все время вместе были. Он совсем из простых, из пастухов, и такую карьеру сделал. Ему Василий (Сталин) любые квартиры на выбор предлагал, а он из скромности взял самую маленькую, двушку на Дорогомиловской. Мы всегда, еще когда они при академии жили, в Москве у них останавливались. Это его и спасло. Если бы квартира была больше, его бы расстреляли, кто-нибудь позарился бы. А так только в 24 часа отозвали из Штатов вместе с тетей Женей и на пять лет посадили. Тоже секретать настучала. Очень интересная женщина была и тоже стучала, оказывается. Но он и сам резкий был человек. Мог высказать все в лицо.

(Судя по всему, генерал дядя Шура резким был таки. Свою невестку Катю он называл только "Кака").

Мама помнит, это уже мой рассказ, а не бабушкин, как тетя Женя, уже после войны в сердцах сказала: "Болтал много, вот и посадили". На что баба Лиля ответила: "Женечка, если бы действительно болтал, то расстреляли бы".

Кака была женщиной своеобразной. Работала в ГУМе и не скрывала, что добыла эту должность за взятку. Надо понимать, что в нашей семье и в семье дяди Шуры это не то, что не приветствовалось, это было что-то с другой планеты. Сказать, "я за взятку получила должность" было примерно тоже самое что "меня туда инопланетяне прислали". Жила на всем готовеньком, с детства привыкла к поклонению. "Придет с работы, из бухгалтерии своей, - рассказывала бабушка, - и ноги так вытянет, и руки тоже. Видишь ли, королева. А тетя Женя, дядя Шура и Верка вокруг нее носятся, первое и второе подают". К сытости Кака тоже привыкла, потому что ее отец, главный повар Метрополя (если не ошибаюсь) все ей приносил в клювике. "Подумаешь, котлеты", - фыркала Кака, когда домработница Верка собирала на стол. От сына дяди Шуры и тети Жени она часто и со скандалом уходила. При этом забирала с собой мебель и сервизы. Потом Кака возвращалась, а сервизы и мебель - нет. И дяде Шуре приходилось заново все покупать. Наконец, генералу надоело без конца покупать новую обстановку, и он решил, что дешевле сразу купить Каке квартиру. "Ноги Какиной больше в этом доме не будет", -- сказал генерал. Ей купили однокомнатный кооператив, куда и выселили.

Еще из интересных воспоминаний. Когда точно академию эвакуировали, бабушка не помнит. Вроде, осень 1941. Она тогда только три курса института иностранных языков закончила. А летом, когда началась война, их гоняли на ивановские болота на торфоразработки. Воду иногда привозили, а иногда и нет. У некоторых девушек опухали руки от сердца. Потом баба Лиля устроила ее в госпиталь у Мельничного комбината (район Лавры) вместе с женами коллег из Академии за ранеными ходить. Первыми привозили эшелоны из Прибалтики. Много совсем мальчишечек. "Можно было прилечь поспать в комнатке, но уснуть чего-то никак не получалось. Думаешь, прилягу, отключусь, а вдруг эшелон придет"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments