becky_sharpe (becky_sharpe) wrote,
becky_sharpe
becky_sharpe

Category:

GQ

Дорогие друзья! Помимо Известий, - это порт приписки, не изменяется такое никогда, - я теперь еще и постоянный колумнист GQ. Работать с Усковым нравится. Он соблюдает договоренности, как устные, так и письменные, а эта добродетель, как выяснилось, в главредском мире водится не часто. Да, очень хороший шеф-редактор Алексеенко. В этом году мне неожиданно повезло с редакторами. И мой новый куратор в Известиях Андрей Реут профессионально и бережно относится к моим опусам, и в GQ пока вроде все сложилось.

Моя колонка про Эдуарда Лимонова в январском GQ стоит в несколько усеченном объеме, - просто места не хватало. Ставлю вам ее в первозданном виде. А вообще, номер получился. Потрясающее интервью с Михаилом Маниовичем. Делали две Ксюши. Там все - перл. Совершенно гениальный текст. Купите, не пожалеете.

Маниович про жизнь красавицы с олигархом: "У нас как на мясокомбинате. Пока ты внутри, ешь сколько влезет. Но на вынос не даем".


GQ "Жена стала иконой стиля, а муж у нее как был лох, так лох и остался. В результате, она заводит себе другого мужчину, молодого и красивого. Искренне полагая при этом, что все лошинные бабки должны остаться при ней".

Маниович: А что вы подразумеваете под изменой?
GQ: Вероятно, то, что вы изменой не считаете. В бане там, в клубе ночном.

Дмитрий Быков, GQ: Два юриста, почти ровесники. Большой черный и небольшой белый.

Ну, и моя скромная колумочка.

В одном женском журнале наткнулась на колонку Эдуарда Лимонова и его корявое поэтическое нравоучение "Если ты джентльмен, то уж ты джентльмен". Юношам, желающим пополнить ряды патентованых джентльменьщиков, поэт дает наказ "нужно помнить все обиды и обязательно мстить". Главное -- не умей прощать! И почаще давай волю низменным страстям. И если в ответ "бывшей неверной девице" ты наложишь ей кучу под дверью, земля твоя, мой мальчик, достоянье, и, более того, ты джентльмен!

"И подымешься, строгий, седой и прямой, молодую девицу притащишь домой"", -- так воспел месье Лимонов свой мужчинский образ в оде к себе самому. Ох, граждане, я вас умоляю! Видела я это джентельменище на пати как раз неделю назад. Аз ох унд вэй, как говорят евреи, тоже мне, строгий седой и прямой! "А тетушка - все девушкой, Миневрой"!

Поэт козликом пасся у сцены и, действительно, себе нравился. Матушки мои, изумилась я, и этот пожилой субтильный кузнечик все мстить кому-то собирается? Ты смотри, чего понаписал: "О, как я смаковал свой триумф, свою победу над женщиной, которая двадцать лет назад меня бросила. Моим орудием мести служила тоненькая Лизка". И, хозяину на заметку: лучшая мстюлька "прежней неверной девице", (которая уж давно или бабушка, или на том свете), -- новая свежатина "в петлице".

Прям вот руки чешутся дать джентльмену подзатыльник, да только не поможет. Ведь сколько раз жизнь пыталась достучаться до этого обалдуя: утраченная любовь двух красавиц -- Лены Щаповой и Натальи Медведевой, смерть жены и смерть неродившегося ребенка -- выкидыш любимой девушки Лизы Блезе, о котором Лимонов сам же и рассказал на всю страну, -- нет, с него все, как с гуся вода.

И вот злонравия достойные плоды -- крах очередного брака уже с новейшей женой актрисой Екатериной Волковой, -- "ты два месяца с лишним не видел сынка". С горя папаша захворали, пишут, что, мол, простуда и астма его истязают.

Похоже, один и тот же жаренный петух клюет его из года в год и явно хочет что-то ему вталдычить. Так может дойдет, наконец, что дело все-таки в консерватории? Не-а, все, как и встарь, идут не в ногу, один Иванов -- в ногу. Это не он, это тетки были несвежие. Другими испорченные. С отбитой душой. Короче, не кондиция. Надо брать новье. "Выбирайте щенков, теплых, еще от мамы", -- наставляет джентльмен. Принесите мне скорей ваших детушек, я сегодня их за ужином скушаю. И душу отбью до кучи. А потом с ними пусть другие разбираются, -- джентльмены сэкон-хэнд не хавают.

Одна моя подруга несколько послеразводных месяцев все убивалась: не смогла построить отношения, не уберегла настоящую любовь. Вывела ее из штопора издатель Ника Белоцерковская, сказав: "В конце-концов, это и Его неудачи". И что-то в голове страдалицы перещелкнуло: не он бросил, не она не выдюжила, а оба не смогли расслышать друг друга. Есть и его пятьдесят копеек в том, что случилось.

Увы, многие российские мужчины последних поколений не понимают ценности отношений, не латают дырки в прохудившихся любовных союзах, а все норовят "найти еще кудрявее". В силу социальных причин они привыкли, что быть "мужчиной" -- ох, какая заманчивая должность, а уж милостливой-то женитьбой они точно осчастливит род супруги до седьмого колена. Лимонов так и пишет: "Вы подбираете на морозной улице взрослую красивую собаку..." Ты смотри, не перевелся еще нечеловеческий гуманизм, -- подобрали сиротину, сделали одолжение! А дальше, как говаривал один знакомый, "угодить мне на самом деле можно, если очень постараться". "Не надо связываться с проблемными женщинами, -- добавляет еще другой умник оказавшийся в вынужденной лондонской эмиграции и в полнейшей сердечной изоляции своему не менее одинокому коллеге, -- бросай ты ее, она тебе не подходит". Воистину, лучшие советы дают неудачники!

"Потерпел неудачу опять ты в любви. Неудачником, впрочем, себя не зови", -- утешается Лимонов. Совсем по другому мыслит нынешнее поколение американцев: быть неженатым некрасиво. А в каком-то возрасте даже неприлично, -- синоним лузерства. Тебя не выбрали. Ты не великий бросатель, а сомнительный попутчик. Ты никому не нужен.

"Совокуплятся придется с душой", -- сообщает Лимонов и вскоре выруливает на вывод, что наиболее пригодная для совокупления душа -- душа свежая, не проблемная, не обремененная трагическими случками.

Ох, джентльмены, вы существуете в каком-то бреду. Это, правда, вы решаете, подбирать собачку или нет? Джентльмены, очнитесь, собачки -- две! И обе друг друга подбирают! И затем начинается путь двух душ (или двух душегубов) друг к другу. И если мы все такие изломанные, раненые, с вырванными клоками шерсти и лишайной мордой, то единственный путь выздороветь -- бережно и любовно хранить друг друга. Иначе сдохнем. А если постараться и расслышать друг друга, то все могли бы быть счастливы. Потому что, выдаю вам страшную тайну, без близости, без соединения с женской сущностью вам также хреново. И когда дома плохо, вам тоже не хочется туда идти. Еще проще объясняю для тугодумов: два, два предмета -- молоко и сметана! Мужчина и женщина! Работа на свет в любовном союзе -- обоюдная, взаимная. И все неудачи -- на пятьдесят копеек ваши.

"Быть джентльменом" и значит, не швыряться близкими, а осознавать эти свои "пятидесят копеек", свою мужскую долю ответственности и за отношения, и за их финал. Бунтарство же отличный способ от этого дела улизнуть. Вот и наш сукин сыночек до шестидесяти проскакал щенком и даже слыхом не слыхивал о том, что последствия это результат его действий. "Ах, она оказалась не той". И так восэмь раз. Как сказал про господина Слуцкера один умный старый еврей: "Хороший человек. Только вот с партнерами ему не везет. Причем со всеми".

Но, наш сынулька взрослеть не желает. Уж почили в бозе и граф, и корова, и эта Петрова, а он все обмозговывает, как подложить каждой из жен по свинье на могилу: "Вот ты, Наташа, и сдохла, надломившись". Он полагает, что мстит старой злодейке злодейкой свежей, а на самом деле, бьется с ветряными граблями. Мальчик, один джентльмен -- директор катка -- просил передать, что здесь рыбы нет! И проезда тоже нет! Тут кирпич, видишь? Не видишь? - Ну тогда давай, рогами, рогами постучи! Подкинь дохлую крысу, пульни из рогатки, расскажи опять всему миру о том, какая она стерва, и вновь, со всей энергией страстно обиженного подростка Савенко -- вперед на поиски следующей тоненькой Лизки....

Между тем, состав прибывает на конечную станцию. Товарищ ограниченной безответственности в борьбе с бабами и с контрреволюцией этого даже не заметил. И если эгоистичного подростка еще можно снисходительно хлопнуть по плечу: мол, погоди, беда научит, то к казусу Лимонова вопрос только один: чудило, ты вообще понимаешь, что произошло?! Ты же жизнь профукал! И нет даже торжества, - мол, так ему и надо, нет, - налить чернил и оплакать эту бездарную жизнь! Боже мой, какое жалкое зрелище, - невеликодушный старик....
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Journal