becky_sharpe (becky_sharpe) wrote,
becky_sharpe
becky_sharpe

Category:

Вторая часть мармезонского балета

Моя новая статья в ноябрьском Sex & The City про психотренинги, продолжение той, что вы уже читали в ЖЖ. В самом журнале есть в конце статьи бокс с ценами и контактами тренингов и тренеров, о которых я написала. К сожалению, вылетело при верстке, но я это упущение наверстываю здесь - лучший и любимый тренер Нового Проекта - Юлия Зотова.


Мощнее всего распиарены коммерческие тренинги. Бывает, встретишь человека, прошедшего «Лайф Спринг» (Источник жизни) или еще какой зомбариум – и вот глаза у него горят: «Я понял, понял, как нужно жить!» И хватает он тебя за пуговицу, весь такой просветленный и в ажиотации, и уговаривает срочно нестись туда же. Это очень плохой знак. Психологическая работа – одинокий труд души. После изменений нужны «часы налета» в новом состоянии. А все эти «отверзлись вещие зеницы» и «вдруг он узрел истину», как правило, – временное помешательство, которое оканчивается регрессией в еще более глубокую яму.

Трехдневка

Итак, мой первый тренинг назывался безыскусно «Трехдневка». Эту группу собирают редко, не рекламируют, и стоит она довольно дешево. Не успела я войти, как мне сразу захотелось убежать. Показалось, что там собралась одна человеческая требуха. Кстати, претензия к группе – хороший способ «откосить». На любом тренинге я в первые минуты нахожу, к чему бы придраться. То район у психотерапевта отвратный, то фигура у ведущего какая-то ущербная и пальцы уродские, то люди мусорные. В эти первые минуты важно взять себя за шкирку и усидеть. А насчет требухи... К этому надо быть готовым. Народ на тренингах собирается, мягко говоря, не подарочный. Изломанный. Но в целом – срез общества. Если зачерпнуть случайных людей – много ли среди них окажется ярких, умных, тонких? Не так уж много.

Мы сели в круг. Рассказывали о своих отношениях с родителями. В какой-то момент у меня начались конвульсии. Все тело билось в истерике – из горла выходил комок, который душит меня лет с шести. Другую девушку рвало – тот же сгусток ненависти выходил из живота, так тяжело ей было простить отца – садиста и алкоголика.

Вдруг Лена (тренер) сказала: «Повторяй за мной: я, Божена – ....»
– Не буду повторять, пока не узнаю, что я должна буду сказать. Мне нужно знать конец фразы.
– Ты мне не доверяешь? Зачем ты со мной тогда работаешь?
– Я никому не доверяю, а за работу плачу вам деньги.
Взгляды ведущих говорили: «Видали барыню, деньги она платит!».
«Деньги, ха!», – отвечали усмешки группы.

И это мне очень не понравилось. Я всегда требую уважения к своим деньгам. Я их зарабатываю. И не хочу никому быть обязанной. А тут как будто мне одолжение делают. И что это я вдруг должна доверять не знакомой тетеньке? Ничего я повторять не стала, - я очень упрямая, как и все женщины в нашем роду.

Потом, уже на другом тренинге терапевт ИГИСПа спросит меня: «А вы случайно не из
семьи учителей?». «Да, – отвечу я. – Мама и бабушка у меня преподаватели, а что?» «Дети учителей обычно очень нетерпимы к нарушению собственных границ».

Итак, Лена беспардонно нарушала мои границы. Она настаивала на моем самораскрытии, не учитываю мою личную скорость. Входила в душу, как в трамвай в час пик. Грубая работа, тренер. Но, несмотря на мои чувства к Лене приходится признать: тренинг очень действенный. В первый же вечер я смогла нормально общаться с матерью. До этого мы не разговаривали пять лет. Эффект оказался стойким, – вот уже полгода, как у нас наладились отношения. Стоило измениться мне, как начала меняться и мама. Недавно я подарила ей щенка.

Расстановки

Все мы везем груз семейной истории. В одних семьях все успешны и любимы, и так – из поколения в поколение. А у других – разводы, проблемы с детьми, горе-злосчастье. В моей семье женщины всегда все везли на себе. Зачастую в таких случаях у одиноких матерей из поколения в поколение рождаются, в основном, девочки, повторяющие затем судьбу матери, бабушки и т.д. Просто «венец безбрачия» какой-то! Кстати, именно на этом «венце» и строят свой прибыльный бизнес гадалки. С точки зрения «расстановщиков», «венец безбрачия» – это закономерность внутриродовых отношений.

Великий психотерапевт Берт Хеллингер – бывший священник и миссионер – создал гениальный метод – расстановки. Вот типичные истории: у жены не сложились отношения с отцом, и она ищет отца в муже. У мужа неправильно выстроены отношения с матерью, и он переносит эту роль на жену. Все это уродует семейные отношения. А душевно искалеченные дети передают эстафету несчастья дальше. Расстановки вскрывают «нарыв» и нейтрализуют причину повторяющихся трагедий.

Тренинг начался с упражнений: ведущий хотел показать, как не знакомые нам люди могут ощутить те же чувства, что и наши родные, если мы назначим их «заместителями». Я неожиданно почувствовала огромную любовь и доверие к своей визави. Потом выяснилось, что она «назначила» меня своей дочкой.

Расстановку своей семьи выбалтывать запрещено. Но ее кусочек, для наглядности, я все-таки выложу. …Мы работали уже час, но к «заместителю» отца я подойти не могла. Ноги не шли. «У кого тревога? Признавайтесь, у кого тревога?», – вдруг заволновался ведущий. Неожиданно откликнулась моя бабушка Нина, то есть, ее «заместительница». «Обманет», – сказала она. И это была ее правда. Мою бабушку саму обманули, - оставили матерью-одиночкой. Она никогда не была замужем. «Отца» вызвали из зала. И они с «бабушкой» стали договариваться.

В чужой расстановке я играла работу. Да-да, можно расставлять и работу – метод Хеллингера всеяден. Итак, девушка хотела начать работать и все не могла решиться. И вдруг в середине расстановки мне захотелось танцевать, чего со мной раньше не случалось. «Что со мной?», – спросила я у ведущего. «Все правильно, Лялина профессия – хореограф!».

Отдельно хочу сказать про аборты. Я видела расстановки, в которых «вставали» мертвые, убитые дети. На моих глазах живые тянулись к мертвым душам: матери убитых стремились занять место рядом с ними. Дети, которые родились после абортов, тоже, оказывается, везут на себе этот груз – «неосознаваемого ощущения своей
вины перед не родившимися братьями и сестрами («я живу вместо вас»), как пишет Хеллингер. Нередко гомосексуализм, неудачи в личной жизни, наркомания, алкоголизм объясняются именно этим. Это было так страшно и так наглядно, что я могу сказать точно: я никогда не буду делать аборты.

Тренинг Кати Михайловой

ИГИСП – один из самых мощных и дорогих психотерапевтических институтов Москвы, а психотерапевт и писательница Екатерина Михайлова – его главная звезда. На знаменитые тренинги «Сундук с наследством» или «Я у себя одна» надо записываться за полгода, как минимум.

Психодрама рассчитана на взрослых людей, которые хотят понять, почему жизнь не складывается и как можно жить по-другому. Большинство из этих тренингов касаются отношений с мамой (или папой). Вместе с ведущими участники заново проигрывают детство, переигрывают застарелые обиды. Все, что делает Катя – это мудрое, человечное волшебство. Она выкладывается на сто процентов, без тени пафоса и с высокой внутренней критикой. Это вообще отличие профессионала – работать «собой», а не на автопилоте опыта.

После ее тренингов я наблюдала «побочный» целебный эффект, как бы помимо заявленного. Например, в ее группах по психодраме удивительно высокая рождаемость. У тех, кто годами хотел и не мог. О чем ее тренинги? Каждый раз о разном. Группа сама собой подбирается по теме, (то ли рука провидения, то ли Катя подколдовывает). Суть же сводится к одному – к приятию себя. «Скажи этой девочке, как ты ее любишь», – Катя подвела ко мне «меня» маленькую. «Не могу, она мне не нравится». Наша группа разбиралась с папами. Выяснилось, что нас всех недолюбили отцы.

Еще несколько ИГИСПовских тренингов поддерживают «женский проект»: «Женщины в большом городе», «Тайны женского обаяния», «Танец женской души». За высокопарными названиями кроется тяжелая ассенизаторская работа – работа по уборке нечистот из души.

Новый Проект
Этот институт социальной психологии проводит, в основном, длительные тренинги. Самый короткий - «Табу» - идет три дня. За это время на поверхность выводят, а затем нейтрализуют скрытые страхи. А все, что про любовь и мужчин, идет раз в неделю – с семи и до одиннадцати вечера. Манипуляциям в «Новом проекте» не обучают. Никаких «приспособлений» не дают. Первая часть занятий – популярно разжеванная теория. Вторая – упражнения. В основном, «на партнерство и близость». Очень трудно, оказывается, высказать боль из-за каких-то действий партнера, не навешивая на него при этом чувства вины. Это стало настоящей проблемой не только для меня (как только любимый, походя, пережимает мне нерв, я начинаю орать и обвинять), но и для всей группы. Обычно упражнения выполняют в паре мужчина-женщина.

«Если я для тебя такой плохой, – сказал мальчик, с которым я тренировалась, – то лучше мне не быть вообще, только не быть виноватым». Я даже не представляла, что мужчинам может быть так больно. Ну что я такого сделала: попросила, чтобы дома было тепло. А мужчина перевел мои слова по-своему: «Ты – плохой!».

В ходе тренинга начинаешь понимать, как перевести то, что говорят мужчины, на женский язык и обратно. На одном из занятий я вдруг осознала: «Боже мой, ведь я всю жизнь воюю с мужчинами!». «Прислушайтесь, – говорила ведущая, – мы с мужчинами разговариваем не так, как с подругами». Я прислушалась. И буквально через две минуты
сказала соседу, который после упражнения не поставил на место свой стул: «Эй, милейший, убирать за собой Пушкин будет?». «Вот оно! – прокомментировала тренер. – Ты бы сказала так своей подруге?» Нет. Не сказала бы. Возможно, укоризна бы и прозвучала, но обратилась бы я к женщине куда более спокойно. После тренинга я научилась отслеживать эти моменты, равно как и объяснять мужчине свою позицию, не обвиняя его.

Отношения – это всегда риск. Это один из главных посылов тренинга. А вот решение, идти на этот риск или нет, придется принимать самостоятельно. «Готовы ли вы пустить любовь в свою жизнь?» – спросил ведущий в конце последнего занятия. Для меня ответ был четким: нет. Мне уже «причинили» столько любви, что больше я не выдержу. Поэтому искренности и близости я пока предпочту осторожность и комфорт. И я готова нести ответственность за свой выбор. Чему-чему, а этому меня тренинги научили.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments