becky_sharpe (becky_sharpe) wrote,
becky_sharpe
becky_sharpe

Category:

красавец часть первая

Я - ужасное трепло, не могу удержаться, расскажу историю.

Боже-боже, если бы вы только видели, какой красивый мужик приезжал в Монако! Я с ним знакома еще с Кинотавра. Но тогда я была сильно подгруженная и противоположный пол игнорировала. Мой дружище залетал на Кинотавр и привозил с собой целый самолет своих дружищ. И я обратила внимание, как нечеловески красив один из них. Грива с проседью, орлинный нос, цепкие глаза, кряжистая фигура, молчаливый, резкий. Но потом сказала себе, что все красивые мужчины это гадость, да и вообще, х*й на х*й менять - только время терять. И сил моих на романы нет никаких. Напуганная душа зашухарилась в ракушку, на новые отношения не взойти.

А просто взять за хер.... Я привыкаю к одному родному телу, как к удобной обуви. Хорошо в этой паре, нога не болит, - ну, буду занашивать до дыр, и никаких других мне не надо. Даже если родное тело с припиздью, буду терпеть покуда терпится. Я в этом плане тяжеловесна. Как мотылек, с мужика на мужика не порхаю. К тому же, чтобы получить удовольствие даже от красавца, надобно привыкнуть к его рукам, притереться к телу, чуток влюбиться. Без отношений за мной никто ухаживать не смеет, а отношения это больно. А так, с одноразовой посуды какой кайф? - Увы, никакого.

Так вот, прилетала в Сочи компания очень интересных мужчин, карликовых олигархов. Привозил их мой дружбан, корефан, собутыльник, любимая морда и друг-портянка. Я была в жуткой тоске, больная была, чего уж там, да еще и с проблемами с сердцем. Физическими. Это я как-нибудь в другой раз расскажу. И даже средь этой полярной ночи и депрессии я умирала от смеха с ними за столом. Приходили мы обедать вшестером. Потом приростал еще один, еще... еще. К ужину было уже человек пятнадцать.

У этой гоп-компании давно все обкатано по ролям. Кореш давал подачу. Шлимазл со своим мягким еврейским остроумием отбивал. Мачо парировал. Придурок придуривался. Грустный Пьеро выдавал что-то печальное, но гомерически смешное на репризу. А мой красавец редко, но метко ставил во всей этой интермедии точку.

...А через три дня в двенадцать ночи я увидела красавца и моих друзей в обществе туалетных шалав. Расстроилась почему-то. Потом рыдала у психотерапевта. Как сейчас помню, что я несла: "Юля, там два таких классных человека было! Один мягкий, теплый, неиспорченный какой-то, интеллигентый, не по хорошему мил, а по милу хорош. Второй - красавец, с орлинным профилем, жесткий, мужественный и так жантильно церемонно оказывает мне внимание, такой джентльмен. Если бы я была свободной девушкой, я бы приняла их ухаживания и присмотрелась бы. Я могла бы выбрать одного из них. А они оборотни! Днем почтительно меня за лапку водят, а на ночь берут туалетных блядей. Нет, я люблю барсука, и не уговаривайте меня, не уговаривайте! Он один целомудренный, чистый. А все остальные - грязные животные! Три дня рыдала и кричала, что всех чохом ненавижу.

Потом я загрузилась. А может, барсук тоже без меня выступает, а я, дура, верю. Ага, целомудренный он. Еще покойная тетка говорила, что столько теплых, душевных и светлых людей, сколько я встречаю в день, она не встречала за всю свою жизнь.... Раз такие высококлассные мужики по шалавам выступают, ни в жисть про них не скажешь, так и он тоже наверняка такой же, просто ловчее притворяется.

Интересно отреагировала все гоп-компания на явление меня народу. Миляга проскочил мне за спину и стал свою шалаву сливать. Даже деньги ей совал, чтобы она ушла. Красавец, подмышкой у которого сидела нереально страшенная, с нечистой кожей и рожей блядюга, смотрел мимо меня и делал вид, что меня просто нет, а это и не он, и лошадь не его. Мачо нарочито крепко обнял доставшуюся ему шалаву в золотом платье в зацепках и с цыпками на руках и стал глядеть меня прямо в глаза с большим вызовом: да, ебу шалав. И на этом настаиваю.

Я взглядом съездила корешу по морде. Развернулась. И пошла на террасу. Мне посылал смс-ски и корефан, и милый-ласковый с глазами как у коровы названивал, а я не брала трубку. И только красавец по-прежнему делал вид, что его нет, и меня - нет. Обоих супчиков - и самого красивого, и самого милого - я не пригласила на Мартини-террасу. С утра опять не брала трубку. А на другой день они улетели на своем самолете.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments