April 9th, 2015

божена

Список стартапов, получивших поддержку правительства




Сеть закусочных "Едим дома"

Туристическое агентство "Сидим дома"

Мессенджер для смартфонов "Пиздим тише"

Агентство по продаже театральных билетов "Пойди оскорбись"

Публичный дом "Раба любви"

Бордель эконом-класса "Кончал".

Pечь А. А. Зализняка на церемонии вручения ему литературной премии Александра Солженицына

Это одна из самых замечательных речей, которую я слышала в своей жизни. Про гамбургский счет. Хотелось бы напомнить о нем всем моим приунывшим друзьям. По этому счету Раф Шакиров - великий, Володя Бородин - талант и порядочный человек, а Кулистиков - говно на лопате, спившийся пригэбешный стукачок, делающий по пьяни под себя, и никакие ордена, выданные негодяем за вранье по гамбургскому счету ничего не стоят. Например, по гамбургскому счету любимое прекрасное НТВ создал Игорь Малашенко, а все нынешние - скупщики краденого, гицели, крысы. По этому же счету экономисты профессор это Сергей Гуриев, а своровавшие свои диссеры - говно на лопате. И далее по спискам. И журналисты это Кашин, это Азар, а не НТВошки...




http://elementy.ru/lib/430463/430464

<.....В моей жизни получилось так, что моя самая прочная и долговременная дружеская компания сложилась в школе — и с тех пор те, кто еще жив, дружески встречаются несколько раз в год вот уже больше полувека. И вот теперь мне ясно, насколько едины мы были в своем внутреннем убеждении (настолько для нас очевидном, что мы сами его не формулировали и не обсуждали), что высокие чины и почести — это нечто несовместимое с нашими юношескими идеалами, нашим самоуважением и уважением друг к другу.

Разумеется, эпоха была виновата в том, что у нас сложилось ясное сознание: вознесенные к официальной славе — все или почти — получили ее кривыми путями и не по заслугам. Мы понимали так: если лауреат Сталинской премии, то почти наверное угодливая бездарность; если академик, то нужны какие-то совершенно исключительные свидетельства, чтобы поверить, что не дутая величина и не проходимец. В нас это сидело крепко и в сущности сидит до сих пор. Поэтому никакие звания и почести не могут нам приносить того беспримесного счастья, о котором щебечут в таких случаях нынешние средства массовой информации. Если нам их все-таки по каким-то причинам дают, нам их носить неловко.

А между тем наше восприятие российского мира не было пессимистическим. Мы ощущали так: наряду с насквозь фальшивой официальной иерархией существует подпольный гамбургский счет. Существуют гонимые художники, которые, конечно, лучше официальных. Существует — в самиздате — настоящая литература, которая, конечно, выше публикуемой. Существуют не получающие никакого официального признания замечательные ученые. И для того, чтобы что-то заслужить по гамбургскому счету, нужен только истинный талант, угодливости и пронырства не требуется....>