March 16th, 2015

божена

Начало работы над стилем.

Весной все меньше хочется о политике, на уме одни тряпки. Весна у нас ранняя, скоро откроются веранды. Будем, попивая лимонады на свежем воздухе, часами заниматься people watching. В этот раз не дам весне застичь меня врасплох. Готовлюсь заранее, мешками таскаю вещи к портнихе, сажать по фигуре. Продаю все, что не радует. Придирчиво выбираю новенькое, хотя выбирать в этом году непросто, - все вдвое подорожало, а зарплаты скризились #спасибоПутинузаэто. В кризис понятно одно - у меня нет права на ошибку в шопинге. Нет права на компульсивные покупки. И тогда можно позволить себе нечто действительно нужное.

Я давно подумывала обратиться к стилисту. Но все никак не могла найти своего. В новом номере SNC - апрельском - будет разбор моего гардероба в рубрике "Работа над ошибками". Ко мне приходил стилист Александр Куземин вместе с fashion-директором fashion-директором SNC Игорем Андреевым. Они разбирали мою гардеробную, довольно резко советовали, что больше не носить. Скажем, забраковали мою любимую коллекцию Marc Jacobs весна 2013-го, которую я скупила всю. Там было такое буйство цветов, сплошные гортензии и клумбы. И еще ребята сильно невзлюбили мою подборку арт-обуви. (Я ее обожаю). И Саша Куземин сказал, что просто вот видит меня в смокинге, а мало что я так ненавижу, как женщин в смокинге, и себя в первую очередь.

Куземин очень интересный художник, но на мой взгляд, не все его предложения приспособлены к жизни. К моей-то точно. Например, совет носить платья с конверсами прекрасно подойдет Лене Перминовой или Наталье Водяновой, но никак не мне, с моим нано-ростом и мягкостью тела. Равно как не приняла я совет избавиться от цветов и клумб. Среднего размера цветы - это мое самое любимое. Почему среднего - объясню попозже.

Модные стилисты вообще хороши для съемки в глянце, но в жизни это, как правило, малопригодно. Это отдельное искусство, отдельный арт, живущий отдельно от человека.

Мне очень нравится, как работает Оксана Он, особенно, когда она одевает себя, но опять-таки, это гениально для fashion-съемки. И для девушки 2 US - 34 FR. Тоже самое и Яна Фисти - это яркий эпатажный художник. Идеально для инстаграма и модных луков, но увы, ни бюджет мой это буйство красок не потянет, ни фигура - экстравагантности. Одно дело - одевать идеально сложенную Тетю Мотю, и другое дело - мягкую невысокую особу, чья внешность далека от модельных стандартов, а фигура - совсем не 2 US и не petite, к тому же есть существенное отягощение - тема больших сисег. Кстати, моя стилист считает, что некоторые мимимишечные луки Яны я могу и потянуть.

Стилист номер один сейчас по прежнему Игорь Гаранин, но он чудовищно дорогой, чуть ли не от 10 000 евро. Он в свое время Иду Лоло одевал, и тогда она стала It-girl. Вообще, без стилиста в it-girl пробится практически невозможно, если, конечно, от природы нету врожденного чувства fashion. Как у Натальи Гольденберг, которая, по моим догадкам, стала помогать одеваться Наталье Тимаковой, что, безусловно, пошло ей на пользу. Надо сказать, что фигура Натальи, как и моя, от модельных параметров далека. На таких как мы шьет только DvF, или совсем уж лоховской бабка-стайл типа Escada. И если нету времени рыскать по магазинам и нету врожденного вкуса, то замучаешься ноги бить.

"Почему так много депутатского?" - спросил Куземин, оглядывая мои рейлы с вещами на выход. И тут я с ним согласна. У меня очень много коктейльных платьев, которые хороши в Госдуме, но бабят и взрослят меня. Где были мои глаза, когда я их покупала - не знаю. Думаю, у многих девушек моя проблема, - трудно увидеть себя со стороны. Трудно прочувствовать свой стиль. А обращение к модным глянцевым стилистам не по карману, к тому же, они очень ориентированы за "запил луков" и fashion-съемки.

Мироздание на мои просьбы послать стилиста откликнулось. Когда я была в Испании, мне вдруг написала девушка Марина, которая сочинила обо мне пост и спрашивала, что я об этом думаю. Вот этот пост. http://masterofstyle.livejournal.com/6987.html

Я прочла и поняла, что похоже, стилист, у меня появился. Марина написала, что я это Тоня Царько из Ликвидации, а мне про это еще в 2007 году "жаних" говорил, и я сама отмечала, что вот оно, мое. И тут человек со стороны, но профессионал, подтверждает мои ощущения, убеждает не боятся "бабка-стайл".

Сет Марины


Марина употребила термин "Мягкое послевоенное ретро", и это тоже было стопроцентным попаданием. Мы совпали, и стали работать. Марина идеально указала мой фасон юбок, даже не видя меня. Вот что значит профессионал - тыкает она пальцем в какую-то малопонятную юбку на экране компьютера, "серое линялое безобразие" (с) О.Генри. Покупаешь, доверившись, это чмо. Получаешь посылку, а оно сидит. Единственная из посылки вещь. Остальное, купленное самостоятельно, приходится возвращать.

Марина давно работает, биографию ее можно прочесть в ее ЖЖ. Сейчас ее нет в Москве, она ездит по своим сибирским клиентам.

А вторым стилистом, (мне всегда подавай second opinion) стала Гульназ Каткова. Я ее нашла в инстаграме. Иногда я постила фотографии той или иной вещи, и Гульназ тут же откликалась, показывая, как ее стилизовать. Мне страшно нравились ее сеты, и мы решили развиртуализироваться.

Гульназ и Марина не совсем сходятся в показаниях. Марина видит меня в сложном романтизме, а Гульназ больше в наивном. Марина предлагает тусклые послевоенные цвета, чтобы я в них заиграла, (я очень не люблю грязные тусклые оттенки). А Гульназ считает, что мне многие цвета подойдут, главное не убить тему наива, контрастной игры. Полина Агуреева, которую Марина брала за ролевую модель, - она из сложного романтизма, она хрупкая, тонкая в чертах, с тайной, а порой и с грустью в глазах. Во мне же больше эмоций, силы. Я контрастная по характеру: тут и мимимишность, и доброта, и легкость общения и бурные всплески негативных эмоций. Это читается даже в фотографиях, и это не стоит сбрасывать со счетов в облике, полагает Гульназ.



Для понимания, условная Агуреева а не станет бурно реагировать на смерть Немцова или Яны Прежевской, она будет тихо грустить об утрате, скорее погрузится в себя. И вот такой женщине, как считает Марина, пойдет тусклое послевоенное ретро, а мои любимые цвета молочного драже будут опошливать и дешевить. Гульназ же полагает, что я выдерживаю яркие цвета и согласна, что грязные цвета меня портят. Впрочем, с возрастом мы все чуть оклассичиваемся, кожа становится сероватой, и с годами может появляться серый подтон цвета, добавляет Гульназ.

Марина - сторонник теории про indoor и ourdoor. Что это - прочтете у нее в журнале. Когда я стала пользоваться этой классификацией, то поняла, до чего она простая и эффективная. Половина агрессивных вещей сразу отсеивается. Смотришь на узор блузки, и все, вопрос снимается.

Гульназ же опирается не столько на цветотип, сколько на типаж. Ее метод - подбор основных стилей и их сочетаний с учетом линий, форм заложенных в лице природой. Драматический стиль/типаж (стронг-фейс, как в модельном бизнесе; дива), наивный романтизм (бэби-фейс, миленькая куколка, шкодливый ребенок), сложный романтизм (тайна, загадка, утонченность,хрупкость), натуральный стиль (свобода, философия), спортивный стиль, восточный.....

Сочетания наива и натуральности это, например, Водянова. Она живая, природная, мягкая и радостная. Сложный романтизм - это всегда тайна, хрупкость, тонкость, туманность, плывучесть, грусть или надлом. Порой странность. Поэзия серебряного века, то, что заставляет томиться внутренне. Из украшений - тонкая снежная ювелирка Тиффани. Но также, сложный романтизм может быть историческим - например, это опадающий и плывущий модерн, изгибы лилий, серо-лиловый цвет, деграде, плывущие большие шляпы. Дивы бывают разные. Одни, как Елена Соловей из фильма "Раба любви"- типичный модерн. Другие, из современного романтизма- например, Рената Литвинова. Драматические лица сильные. Это углы, разлет, натяжение, как у американской актрисы Гленн Клоуз. Или округлость, тяжесть, как у оперных примадонн, в них чувствовалась сила. Кстати, стронг-фейс у многих редакторов мод, только это драма+ классика, в основном. У Винтур натуральные ноты тоже проглядывают, она часто выбирает природные цвета.



Мой стиль, по мнению Гульназ, это наив и драматичность. То есть, артистический наив. Это, безусловно, indoor, как сразу и сказала Марина.
При этом, считает Гульназ, образ все же должен быть зрелым. В нем следует намекать на статусность положения в обществе. Наивный романтизм (ребячество) подается через аккуратные формы одежды, скругленные элементы, укороченные длины рукавов, округлость воротника. Тут Марина совсем не согласна, ей не нравится моя манера укорачивать пиджаки, она, наоборот, предлагает пиджаки объемные, перетянутые ремнем.

Рисунки, принты могут быть в меру игривые или ироничные. Артистизм преподносится через драматические эмоции, поэтому появляются яркие цветовые контрасты, но при этом важно не убить цветом, а соблюсти баланс с наивностью (детскость, ребячество). Украшения могут быть яркие, контрастные, без дробности граней камней, в основном круглящиеся и из пластика. Зрелость подчеркивается через общую сдержанную полуоблегающую форму, классические варианты юбок, блуз, пиджаков.

В качестве примера, мой образ на концерте в Барвихе: красные брюки и белая рубашка с черной лентой. Ярко, контрастно, игриво и в целом классично, статусно по форме. Кстати, я придумывала его сама. И он понравился и Куземину из SNC, и Игорю, и Марине и Гульназ. (Бывает такой шар "дурак" в бильярде. Когда новичок случайно сразу попадает шаром в лузу. А потом этот фокус повторить не удается). Вот этот образ таким случайным шаром и был.

По мнению Гульназ, я вытягиваю как холодные, так и теплые оттенки цветов. Она говорит, что теория цветотипов на мне не работает. Хотя я и лето (по теории), из-за контрастности своего типажа, а именно: сочетание и наивного, и драматического, и чуть натурального- вытягиваю большую палитру цветов. (сорри за вольность). Марина же считает, что на то я и акварельная зима, что мои цвета - холодноватые.

И еще одна важная составляющая- натуральность, фактурность (брови, волосы). Поэтому одежда моя может иметь фактурную натуральную текстуру.
Жесткая драматическая или же сухая классика - не мое. Жесткая классика подразумевает "strong face" (терминология модельного бизнеса). Сухая классика - она безлика, такая, каким должен быть супер-шпион. В ней нет места эмоциям. Поэтому я не приняла душой работу рижского стилиста этим летом. Я совсем не органична в классике. Хотя многим понравилось. Поэтому я не хочу носить вытянутые волосы - только кудряшки. Другой вопрос - какие. Ну и еще из спора стилистов. Я люблю баски, они увеличивают мне узкие бедра, а Марина - терпеть не может и заклинает их не носить.

Вторую часть поста я скоро напишу. Пока что - посмотрите и инстаграм Гульназ и ЖЖ Марины. У Марины даже бесплатные акции бывают, но она работает больше дистанционно, а Гульназ - в Москве. В следующем посте напишу о книгах по стилю, которые советует почитать Гульназ, она серьезно это дело изучала.