October 31st, 2013

божена

Цискаридзе, Вагановка

Про назначение Цискаридзе ректором Вагановского училища лучше всех написала Татьяна Москвина. Я именно так и думала. Николай Цискаридзе слишком психопат, чтобы можно было допускать его к детям. На репетициях в Большом он срывался на учеников, таскал их за все места, психовал, истериковал. С возрастом его психический недуг прогрессирует. Это неприятный, непорядочный, труднохарактерный человек, которого нельзя допускать к детям. И пропихнули его на месте ректора два других негодяя - отвратительный, чудовищный человек Гергиев и плохой человек Чемезов.

Татьяна Москвина

Министерство культуры продолжает тревожить работников культуры странными идеями и непонятными назначениями. На днях исполняющим обязанности ректора Академии балета имени Вагановой (Санкт-Петербург) назначен Николай Цискаридзе.
Цискаридзе назначен не один, а в «пакете», напоминающем советские продуктовые наборы, когда вместе с ценными вещами (копчёная колбаса) выдавались продукты неясного назначения (маргарин).

Пакет таков: и.о. художественного руководителя Академии балета – Ульяна Лопаткина, и.о. ректора – Цискаридзе. Кандидатуру Ульяны Лопаткиной можно признать почти идеальной. Выдающаяся балерина, она ещё и незаурядная личность: ответственная, строгая, вдумчивая, далёкая от суеты. Кроме того, Лопаткина подходит академии по уставу – а в нём предусмотрено, что руководящие посты могут занимать только выпускники академии.
Цискаридзе не выпускник академии, но и это бы не беда. И даже не беда, если артист, как поговаривают, принадлежит к числу тех, кого наш Бэтмен (Путин) с видимым изумлением в лице называет «эти люди» (само бытие которых ему непостижимо!). Не будем присоединяться к хору пошляков имени депутата Милонова, хотя… учебное заведение… несовершеннолетние… я как мать…

Беда в том, что злоязычный и крайне раздражительный человек с тяжёлым характером, не осложнённым любовью к коллегам по профессии, вряд ли может в принципе управлять каким бы то ни было учебным заведением. А публичное поведение Николая Цискаридзе показывает нам именно такую картину. Как ужасно он вёл себя в деле с нападением на Сергея Филина, что говорил. Очевидно, что талантливый артист слишком занят собой, чтобы отдавать жизнь ради воспитания других. Школа – не его место.

Как писал Ленин о Сталине в письме к ЦК – грубость и нетерпимость, когда Сталин станет Генсеком, станут не свойствами характера, а источником всеобщих несчастий. Тут можно с вождём согласиться: как только человек оказывается начальником, его недостатки, выносимые в дружеском кругу, превращаются в кошмары подвластной ему жизни.

В связи с новым назначением (оно не окончательно, по уставу впереди у Академии Вагановой – выборы) у меня есть два вопроса.
Первый. Есть ли у правительства ещё какие-нибудь заботы, кроме трудоустройства Николая Цискаридзе?
Второй. Какая существует необходимость в том, чтобы в разгар учебного года менять руководство учебного заведения? Для такого поступка нужны серьёзные обоснования: крупные хищения, моральная катастрофа, уголовное дело. Ничего подобного в Академии балета не было.

А раз никакой доказанной необходимости смены руководства учебного заведения в разгар учебного года не было, ничто не мешает мне остаться в прежнем убеждении: деятельность нынешнего Министерства культуры ­НЕПОЛЕЗНА самой культуре. Министерство нервирует работников загадочными назначениями и реорганизациями, отрывает от дел, отнимает время.
Не помогает, а мешает.


(с) Татьяна Москвина