June 3rd, 2013

божена

(no subject)



Вчера начался Кинотавр. Я очень люблю этот фестиваль. Мне глубоко симпатичны Роднянские. Я там много друзей всегда встречаю. Мне очень нравится команда Кинотавра - Полина, Лена, Наташа и Катя Шнейдерова - правая рука Роднянского.

Уже приехал мой любимый Шура Атанесян. На подходе Борюсик. В этот раз еще приезжают друзья мужа. А тут еще хазбенд в хорошем настроении - обещал ходить на все фильмы, пробовать смотреть. Не прячется в номере, как в прошлом году.

И я очень ждала дорожки открытия, банкета Роднянского, и потом дикотечки на террасе Моета. Я, короче, очень ждала этот самый первый день, чтобы вволю потусоваться. В прошлом году у меня не было первого дня, потому что возбудили уголовное дело, и любимый мой засел в номере и стал решать вопросы. Потом настоящий сочинский друг предложил переправить нас к Трабзону. Мы были ослеплены его благородством, но решили не бежать ни при каких обстоятельствах. Точнее, я решила. А ИЕ меня поддержал. Но первый день был испорчен.
ИЕ не пошел ни на дорожку, ни на кино. Сидел в номере и делал бесконечные звонки.

И я решила отыграться в этом году.

Не тут-то было. Злая карма меня догнала. Начиналось все на редкость удачно. Дирекция фестиваля предложила, чтобы меня накрасили и причесали их стилисты, потому что стилисты Сочи реально ужасны. Ужасающи. Я никак не могу забыть бабетту, которую мне как-то накрутили. Брррр!

В два мы закончили легкий-прелегкий обед. И в три я уже была со всеми манатками и платьем в Жемчужине. Стилисты оказались профессиональными, а не "сезонниками из бывшего ворья". Работала команда Aveda, и эта команда действительно работала хорошо. А красили Mac. Мне все очень понравилось.

Я отснялась на presswall. Мы пришли на дорожку. Я почти не запуталась в шлейфе. После открытия мы успели сбегать в отель, и я скинула вечернее платье, адовые шпильки, и надела любимое курортное платье для вечера. Мы успели к началу кино Говорухина. О нем отдельно напишу. Когда на экране стали жрать жареную курицу, мы подорвались с мест и ринулись в таверну Дионис - главная ставка фестивальной тусовки. И я тут же заказала цыпленка тапака, - вот она, сила искусства!

В кино у меня слегка начала ныть голова. Но я решила - от голода. Все же с легкого ланча в 13-30 дотерпеть до 21-30 непросто. "Сейчас слопаешь цыпленка, и все пройдет!", - сказал ИЕ.

Принесли мне отличного цыпленка. И примерно в это же время начался АДЪ. Я думала, что когда-то давно у меня редко бывали мигрени. Не, ребята, это были не мигрени. Это просто болела голова с недосыпа и голода, а также потепления и предчувствия дождя. Теперь я знаю, что такое мигрень.

Мигрень это когда из глаз летят искры. Это когда не приживается никакая пища и вода. Это непонятная интоксикация, при том, что я не могла отравиться - мы ели одно и тоже вместе. Мигрень это когда болят все виски и болят глаза. Это когда хочется бить головой об стенку.

В Дионисе дали таблетку. Не помогло. Есть и пить я не могла совсем, - интоксикация. Я не могла говорить - аппарат речевой не слушался. Я не понимала, что и о чем говорит ИЕ, пытавшийся меня отвлечь.

Мы на секунду зашли на общий прием Кинотавра. Там я гавкнула на Васю, мужа Марианны Максимовской. Потом цыкнула на Шуру Атанесяна. И нам пришлось идти домой, где у меня был кеторол и снотворное.

Я осталась без приема, без вечеринки на Моете, без вечерней рюмки с Роднянским. И лишила их ИЕ, - он пошел со мной, как джентельмен. Второй год подряд у меня испорчен первый день фестиваля. Обидно до слез.

С утра льет дождь. Дикий ветер. Даже, я бы сказала, буря. Голова не болит, но дает о себе знать. Что со мной было, понять не могу.

На еду не грешу - ели вместе, одно и тоже. Кондиционер зверский в зале, где нас красили и причесывали? Вирус желудочный? Обычно вирусы гадят так, с интоксикацией, чтобы болела и голова, и глаза. Но если вирус, почему с утра я здорова и точно не простужена? Загадина какая-то.
божена

(no subject)



В акваторию Кинотавра в шторм заборосило дельфина. Он не может вернуться обратно, не может переползти за волнорез. За волнорезом его ждет возлюбленная (или собутыльник). Приезжали МЧСники, пытались показать дельфину выход, проход за волнорез, но он не понял. МЧСники обещали привезти ему ставриды и пропали. Ничего не повезли.

Дельфину нечего есть, местный спасатель говорит, что через сутки он в прямом смысле склеит ласты. Завтра с утра мы с Анной Качкаевой хотим поехать на рынок купить ему ставриды. Нужно 25 кг, но хотя бы 15 дельфина спасут. У дельфина уже мало сил, он устал, он раньше всплывал каждые 2 минуты, а теперь только через 20-ть минут всплывает.

Марианна Максимовская звонила в общество охраны животных, но они ее отфутболили. В дельфинарии сказали его не пугать и не бросать камнями (каково!).Теперь к спасению дельфина подключился Роднянский, сказав, что парня надо или пригласить в кино или накормить, иначе его придется хоронить всем фестивалем. Кстати, дирекция фестиваля звонила Шойгу. А потом кто-то вспомнил, что он уже министр обороны. "Пусть, - говорю, - присылает подводную лодку".

Спасатель говорит, что это старый и толстый дельфин. А Анне Качкаевой наоборот кто-то сказал, что это дельфиненок, и ждет его мама. Для дельфиненка все-таки очень крупный парниша, мне кажется.