June 7th, 2012

божена

(no subject)

Над фильмом Прошкина я выла белугой. Большой режиссерище товарищ Прошкин. Могучий дядька. Нынешние так не умеют. Большой стиль. Никто из зала не ушел. Мощно.. По Горенштейну фильм. И я, кстати, отлично помню эту повесть его.
божена

(no subject)

Не могла не процитировать. Это страшно смешно. Моя френдесса цитирует оксфордский учебник русского, а френды в комментах жгут.
http://irene221b.livejournal.com/226433.html

Смерть неизбежна, пратически

Диалог из Оксфордского учебника русского. Я заподозрила, что автор - еврей недоброе на второй реплике, а упала под стол на четвертой. И даже Даник в конце хихикал.

Коля - студент в Санкт-Петербурге, приглашает навестившую его маму в кафе. На Невский проспект, конечно.

Мама, ты хочешь кофе?
Нет, не хочу. Коля, ты же знаешь, что я не люблю кофе.
А, может быть, чай?
Нет, я вообще не пью чай.
Мама, а что ты хочешь?
Я хочу молоко и булочку.
Принесите, пожалуйста, молоко и булочку.
...
Вот, пожалуйста, молоко и булочка. Приятного аппетита!
Спасибо, Коленька, но булочку я не хочу.
Мама, я не понимаю. Ты хочешь булочку или не хочешь?
Я ее не хочу, Коленька, дорогой. Она для тебя. Кушай, кушай на здоровье!

____
Комментарий френдов:

А продолжение: "Ну конечно, ты не обязан ее есть. Ты вообще не обязан меня любить."
божена

(no subject)

Благодаря режиссеру Прошкину, стала читать роман Горенштейна Искупление. Я Горенштейна читала "Дом с башенкой", а Искупление как-то прошло мимо меня. А с утра мы с Викторией Самойловной Токаревой спорили на пляже насчет одного из персонажей фильма "Искупление". И я сказала, что я бы на месте Сашеньки не злилась бы на жилицу Ольгу, а просто выпиздила ее из дому и все. Знаю я этих покорных богомольных русских женщин. Самые последие твари. За этими похоронными богомольными ебалами самая гнусность и скрывается.

-- Это почему? -- спрашивает Токарева.
-- А потому, - говорю, -- что Ольга - тварь, которая за унылостью и покорностью прячет то, что она сама - говно. Посмотрите, ее приютила семья. Просили об одном - не вешать бушлат Васи завшивленный на верхнюю одежду Сашеньки. Все равно, блядь, вешают. У Саши из-за этих чумных жильцов вши, ее мальчики дразнят, а эти твари не могут ночью набрать снега и вымыться по человечески. Далее, богомольная и кроткая, но стоит отвернуться, а она уже - хап, и из твоей кружки пьет. Ушла Сашенька из дома, возвращается, а эта богомольная христарадина -- рраз, и в халате ее мамы ходит. Лицемерное якобы покорное, а на самом деле - хваткое, наглое и беспринципное говно. Таким христорадным дуриком, дурачком-половичком беззастенчиво юзает людей.

*****
Вот такую характеристику я дала одной из героинь и весь фильм ждала, когда ее из дома выпиздят (не выпиздили, наборот, прижилась она там). Ну, и вот пришла в номер. Открываю в интернете Горенштейна. И сразу же вижу авторское описание Ольги, которую я возненавидела.

"Ольге было лет тридцать восемь, но выглядела она старше. Это была тихая, покорная женщина, однако покорность ее временами переходила в наглость, так как, не помня и не чувствуя обид, она не знала и стыда".