November 17th, 2011

божена

(no subject)

Великий - шоферу про мою машину: "Припаркуйте ее у подъезда. Поближе. Автомобиль без тяги должен быть припаркован прямо у подъезда".
божена

(no subject)

Ходили в Пионэр на Анонима. Два моих близких друга-собутыльника не вынесли блеска моих бриллиантов и весь вечер изгалялись на эту тему: "Божена сорвала банчок!" "Смотри, она даже волосы не хочет назад забирать, этот блеск, этот размер и так пробьется!". "Ничего, Боженка, продашь одну из подвесок и купишь себе новый Опель. Или шесть старых опелей". Наконец я успокоила парней, мол, ну ладно вам раззоряться, это эйч-колор. Собутыльники наконец-то угомонились: "Ну, то-то мы видим, чё-то тут не то. Эйч-колор это практически Сваровски. Весь Сваровски сделан из эйч-колора".
божена

Это война

Оригинал взят у dolboeb в Это война
Два года назад в московском СИЗО умер от пыток 37-летний Сергей Магнитский.

Человек, пытавшийся помешать организованной преступной группе ментов, прокуроров, налоговиков и судей украсть из российской казны 5,4 миллиарда рублей.

Несмотря на весь широкий общественный и международный резонанс, который получила эта трагедия, несмотря на вмешательство президента и "особый контроль" прокуратуры, за его смерть никто не наказан. Некоторые из ответственных за внесудебную расправу с тех пор повышены в должностях, представлены к наградам. И продолжают заниматься всё тем же: крышеванием бизнесов, подделкой документов, фабрикацией уголовных дел по коммерческому заказу, выбиванием признательных показаний, вымогательством взяток, кражей бюджетных средств. Миллиарды, хищение которых пытался предотвратить Магнитский, так и не нашлись, потому что их никто не искал: ни суд, ни следствие, ни милиция, ни прокуратура. Хотя имена должностных лиц, ставших после этой аферы века долларовыми миллионерами, широко известны.

За два года, прошедших со дня смерти Магнитского, в результате неоказания медицинской помощи в московских СИЗО успели умереть Вера Трифонова, Андрей Кудояров, Василий Алексанян, Олег Голобоков. Все они обвинялись по экономическим статьям, по которым, если верить знаменитым медведевским поправкам, людей в России вообще не должны заключать под стражу до вынесения обвинительного приговора.

Правильно пишет об этом в Слоне Ольга Романова, мужа которой продержали больше трёх лет в тюрьме по сфабрикованному обвинению:

Мы знаем, что это – война. Нас уничтожают – тупо, за бабки. Им дают за это ордена и звания, и еще бабок. Они выдавливают нас – выбирай, гражданин с гражданочкой: либо вон из страны, либо из жизни. Их жалкая тупая жизнь никому здесь не нужна, как не нужна она и там. Но это наша страна. Пусть валят.

Это действительно война, и сегодня они в ней считают себя победителями.
Но помяните моё слово: они рано радуются.

Не забудем, не простим.