May 22nd, 2011

божена

Кала ли Вольпе

На майские мы слетали на Сардинию. Жили в Кала ди Вольпе. Это лучший сардинский отель. Раньше я очень любила Сардинию. Благодаря подруге даже отдыхала там на яхте почти три недели. И до этого прилетала туда на мероприятие одно. А потом я вместо планируемой Сардинии поехала с Колей в Шотландию, жить в маяке. Потом я просто охладела к светской жизни, ничего не радовало. И вот в этом году я опять попала на Сардинию. И опять чувство, будто бы почти три года я спала в гробу. Незаметно прошли. Ничего не помню из того, что было. Депрессия съедает кусок жизни, ничего не помню, ни одного дня. И кажется, что Сардиния была не четыре года назад, а год. Настолько съелось время, в которое я тосковала и горевала.




божена

Сардиния-2

Большим открытием для меня стало то, что Коля Басков - далеко не дурак. Шут. Играет на публику и все время косит под дурика. Ничего подобного. Умный, остроумный, хваткий парень. Говорили с ним об опере. Перебирали любимые арии. Заметила, что моя любимая опера - "Сила Судьбы".

-- А помнишь дуэт там был, когда еще ее брат выходит, драться они начинают, -- говорит Басков.

Это Басков и моя любимая подружка Владусик


Я сначала не врубаюсь, а потом начинаю с разбега петь "Ле Миначе". Вот этот дуэт. За тенора я, нахалка, прямо при Баскове пою.



А слова там такие: "Пусть угрозы и оскорбления уносит ветер, молю" (May the winds carry off with them).

И тут Басков кричит мне: "Замолчи, замолчи, ты что! Не смей!". Причем я до этого тоже нахально пела в его присутствии, и он меня не затыкал. Заткнув меня, Коля объясняет, что есть поверье, по которому эту арию ни в коем случае нельзя петь без оркестра и не на сцене. Что это очень злокозненная ария, и что если петь ее "в миру", то случается моментально то, что и там. Клевета, ложь, интрига, предательство.

Удивляюсь. Тут подходит Люба Успенская. Начинаем базарить на другую тему. Про "Ле миначе" забываю. Через два часа у меня начинается истерика. Я не хочу идти на ужин. Моя бывшая подруга, ныне просто приятельница, вдруг рассказала мне, когда мы на совсем другую тему выясняли отношения, что она гневно осуждает мой поступок двухлетней давности. Удивилась. Два года назад у меня была тяжелейшая депрессия. Никаких поступков я не совершала -- сил не было. Начала разбираться. Выяснилось, что моим ближайшим подругам меня в свое время оговорили. Некий коварный перец, желая с себя перевести стрелки, приписал мне свой же поступок. Подруги подулись, но решили простить, потому что базово человек я хороший. И ничего мне не сказали. Через два года всплыло...

Вот такая ария оказалась. Действительно, злокозненная. Прав был Басков.
божена

(no subject)

Ну, и еще Сардинии.



Это местный Порто-Червовский ресторан Педринелли






А этот местный педринеллиевский шкаф. Безумно мне понравился. Очень люблю такой стиль.

божена

(no subject)

В Лондоне прекрасная погода. Это лучший город на свете. Только там можно и нужно жить.


Очень люблю именно такие улички в Найтсбридже.

божена

Лондон

В любимом, обожаемом городе посетила кучу светских мероприятий. Премьеру фильма "Ходорковский" во Фронтлайн клубе.



Вечер памяти Улановой в Колизеуме и ужин, который был после балета. Встретила своего приятеля Макса. Сто лет его не видела, страшно обрадовалась.



Только ступила на лондонскую землю. Пошла гулять по Кенику (Саут-Кенику). Встретила одних знакомых. Зашла в Itsu - встретила еще одного стариннейшего друга. Потом - прямо на улицах стала встречать половину старых знакомых. В этот раз почти не шопалась. Но привезла прекраснейшие бусы Шанель. Очередные красные лаковые туфельки. Очки Гуччи. И ральф-лорановское платье. А в Москве меня уже ждал подарок -- прекрасный браслет Шанель с маленькими бриллиантиками. (Сфотографирую и покажу).
божена

(no subject)

Не отпустила себя на Ралли. Сижу работаю. Подвожу итоги конкурса носков. Пытаюсь описать лондонскую светскую жизнь. Настроение ужасное. У меня и раньше тряслись руки, когда я из Лондона уезжала, и теперь тоже самое -- разлуку с Лондоном переживаю, как разлуку с любимым человеком - депрессией. Не суть. Сижу в кафе. Деревянные мостки. Входит баба лет 45. На котурнах. Жуткие дорогие босоножки на жесткой высокой пластмассовой платформе. И еще и с непонятной геометрической пришлепкой в виде каблука. Тут же подворачивает ногу. Потом - подворачивает опять. Я смотрю на нее и вижу -- это преступная обувь, эта обувь калечит ее, убивает ей ноги. Понятно, почему она подворачивает все время -- там нет амортизатора, это все равно, что в деревянной колоде ходить. И ведь некрасиво, не женственно. Копыта эти не сексуальны, скорее, отпугивающие.

Какое-то помешательство.... людей и промышленности. Когда-нибудь у всех отторгнутся вещие зеницы, и все разом сообразят, что это мракобесие и жуть. Как когда-то это было с косетами. Все себя калечили, а потом вдруг всем миром сообразили, что это страшно вредно. И разом отказались. Так вот, жесткие платформы, котурны, лабутены, любая жесткая обувь, стаченная без учета строения женской ноги, - это всеобщее помешательство, коллективный морок. И я верю, настанет время обувной революции.

Кстати, в городе Фульда в земле Гессен нету ни одного магазина с модельной обувью. Там вся обувь страшенная, но носибельная, комфортная, правильная. Целые магазины страшков и нету ни одного магазина с красивеньким. Немки вообще не покупают ничего, вредного для ног.