March 29th, 2011

божена

(no subject)

Все думаю о бабушке.... Из всех женщин нашей семьи я больше всего похожа на нее. Такая же честная. Такая же работящая. Такая же упрямая. Бабушку тоже обманул мужчина-военный. Она тоже очень долго его любила и не смогла потом никого к себе подпустить. Правда, у нее остался ребенок.... И она тоже, как и я, не умела дать сдачи мужчинам, не сумела извлечь выгоды из своего положения работника комитета - так и осталась в коммуналке, а я за шесть лет в светской хронике обросла связями, но никогда не умела их использовать, -- так и не смогла сделать себе нормальную квартиру. И она, и я, - мы все тянули на себе, мы не умели делегировать мужчинам ни капельки ответственности. Года за два до смерти бабушка говорила: "Что ты все сама да сама. Я в Бога не верю, но каждый день его прошу, чтобы он дал тебе кого-нибудь, разгрузил бы тебя...".

Она заочно очень полюбила Колю, потому что - военный. Все время передавала приветы Николаю Викторовичу. Защищала его, говорила, что он обязательно купит мне компьютер, и чтобы я не переживала. Потом вдруг сказала: "Нет, ты знаешь, я подумала, он нам не нужен, слишком много хвостов - столько детей, да еще и внук, на черта нужно. Все-таки тебя по телевизору показывают...." Потом мнение ее опять изменилось, и, как и многие, она уговаривала меня спрятать на время характер, "быть хитрее и повиниться" и начать сначала. Я не очень понимала, почему я должна виниться, в чем я виновата, но вела себя, как виноватая, что не потрафила, что оказалась недостаточно хороша для такого выдающегося человека.

Я многое рассказывала бабушке, но она ни разу не объяснила мне, что со мной так обращаться нельзя. Потому что с ней ТАК было можно. Сейчас понимаю, что она ни разу не предложила мне дать сдачи и ответить. Мать у меня агрессорша, и она говорила сразу: "А ты чего так не ответила? А ты почему не уехала? А ты почему за это по роже не треснула?". А бабушка предлагала стиснуть зубы, потерпеть. Она уговаривала меня потерпеть, и когда мать устроила скандал в мой день Рождения из-за того, что я программку телевизионную не на той странице открыла.....

И то, что я, начиная с 2008 года, начала учиться давать сдачи всякой джигурде, пусть перебарщивая порой, это и за бабушку тоже. В конце 2008 года я приняла судьбоносное решение -- ни один мужчина, даже случайный пьяный в баре, даже мудак на телепрограмме, не посмеет меня обидеть. Все, кто попробует меня в чем-то задеть, огребут так, что охота на меня нападать и причинять мне боль отобьется навеки. "Не пассовать, не пассовать! Отбивай удар, у тебя нет никого, кроме тебя самой! Ты сама свой отец и свой брат!", -- твердила я себе. И мне кажется, чтобы "по своему переебать" карму, грубо говоря, именно нашего рода, именно нашу с бабушкой, надо научиться не обижаться, не упрекать, а сразу бить поддых электрошоком. Или пролонгированно бить поддых.

В свое время, как у многих публичных людей, и у меня завелся свой сумасшедший сталкер. Стал распускать гнусные слухи, очернять, приписывать, выдавать себя за моего знакомого, хотя я никогда с ним не пересекалась. Наказание мерзавцу готовилось долго, итог - он не вспоминает больше имени моего. Забыл, как страшный сон. А вспомнит - долго не проживет. И история с электрошокером была такой же попыткой проучить охуевшего от вседозволенности мудака. Я помню, как меня прихватил мудак в кафе, мне было 16 лет, я ничего не смогла сделать, только "испепелить взглядом". И я до сих пор помню его ухмылку, он, как и обидчик из Опенспейса, осклабился в лицо. Помню ужас, полную беззащитность девочки из женской семьи. Когда мужчин нет, защитить некому. Только прабабушка-бабушка-мать, бабье царство.....И когда я била пьяную свинью электрошоком, я била и ту свинью в кафе, которой я в 16 лет не могла ответить.

Те, кто знают меня очень близко, знают, что я очень слабохарактерное, податливое и большую часть времени унылое человечище. Такое вот сочетание унылости и упрямства. Редкость по нашим временам. Бывает такое задорное упрямство, а бывает - унылое. Это мой случай. Мне на самом деле давать сдачи мужчинам лень. Мне легче просто отключиться и иронизировать. Но понимаю, что именно не способность к отпору и провоцировала мужчин на нападение. И вот - можете не верить, но это так, как только мужской мир почувствовал, что я - не терпила, нападать практически перестали.

Первое с чего я начала, я запретила мужчинам себя перебивать. Если меня кто-то перебивал, я, как рыженькая из фильма Sex & the City, выставляла руку вперед и говорила: "Нет, позвольте!", и продолжала говорить. Первый попался под мою решимость - Максим Шевченко. На эфире у Ильи Переседова я запретила ему перебивать меня, я заглушала его и не давала перебить, пока не договорю свою фразу. Что меня поразило - после эфира Максим извинился за то, что меня перебивал. Это было благородно с его стороны, ведь действительно же перебивал.

Летом, когда на эфире АТВ мне дали микрофон, и меня попытался перебить драматург Угаров. Я не давала ему говорить, пока я не договорю свою реплику, и настояла на том, чтобы вот дали мне микрофон, вот я договорю, а потом, дорогой товарищ, будете говорить вы, если вам предложат микрофон.

С тех пор много воды утекло. Съемки у меня каждую неделю. И я стала замечать, что больше мужчины меня НЕ перебивают. Наверное, чувствуют, что могу и чаем в ебало захуячить.

Далее, некий чувак, бывший хахаль, был передо мной виноват. Повинился в Дубай пару лет назад, все признал, но вину не искупил. Хотя были предложены варианты. И первый раз я включила обратку. Я оставила за собой последнее слово. Я не снимала трубку, когда он звонил. И когда он в Питере со мной публично поздоровался, я при всех сказала, что не собираюсь с ним здороваться, что он мне глубоко не симпатичен, и я прошу его не утруждать себя приветствиями. Рядом стояли чиновники и публичные люди. Они все это слышали. Может, и решили, что я - варьятка, но и обидчик стоял, как в дерьме выкупанный.

Далее, я осмелела до такой степени, что перестала здороваться с неким авторитетом, который за мной хвостился, потом пообещал разрулить мои проблемы и задинамил встречу, не предупредив. Вот уже год он периодически пытается подойти ко мне поближе на мероприятиях и вот уже год идет на хуй. Уважения стало реально больше. Его посылаешь, а он смотрит липкими глазами и круги нарезает.

Ну, а история про моральный абьюз, про мое жизнекрушение... Я не хочу вперед ничего рассказывать, даже намекать, юристы мне мои велели заткнуться до поры, до времени, но я думаю, по итогам моей экспедиции в защиту себя можно будет книгу написать. Эрин Брокович вторую.

Короче, у меня священная война с мужчинами-агрессорами. Бью я с ноги теперь и за бабушку тоже. Пока что не научилась делать это красиво и женственно. Давать сдачи научилась, осталось научиться красиво это подавать.
божена

(no subject)

В своей старой статье в dewarist вдруг углядела комментарий девушки, который почему-то во времыя дежурства не заметила.

"Мне когда-то муж выдал "Себе - все, что хочу, детям - все, что надо, а жене - что осталось"