January 20th, 2011

божена

Париж-1



Париж. 16-й. Это ресторан Фландрин на Анри Мартен. Там очень вкусные устрицы и никакие десерты. Ресторан этот знаменит тем, что он -- meeting point богатых русских, проживающих в 16-м. 16-й один из самых дорогих районов Парижа. Авеню Виктор Гюго с бутиками, Авеню Фош с роскошными домищами. И вот все русские собираются во Фландрине и смотрят, кто сидит за столиками рядом. При мне два джентльмена, не сообразив, что я русская (я в темных очках всегда в присутственные места хожу), громко обсуждали, как передавать нал друг другу -- в туалете, или черт с ним, прямо за столиком. Потом решили все-таки в туалете. А еще во Фландрин приходят богатые парижские стариканым чисто зазырить телочек. Глазеют очень откровенно, чуть ли не вслух обсуждают. Ну, и 30-летние блондинки со всевозможными Биркин.
божена

Париж-2



Как все-таки тырят друг у друга модельеры. В прошлом году хитом продаж в NY были вязаные шубы от Елены Ярмак. Стоили они недорого. В России можно было за 40 000 взять такой меховой пальтец. А в это сезоне копию ярмаковской шубы продают в Принтемпсе. Эскада слизала тють-в-тють, даже цвет повторили. Просто у меня вспышка сломалась, и я не могу показать, насколько точно скопирован даже цвет. Только пришпадорили бант. А так - шуба та же. Чисто дежа вю.

Жаль, у меня фотографии в Лениной шубе на жестком диске дома остались. Я бы сравнительный анализ провела.
божена

Париж-3

Ресторан Chez Allard. Левый берег. Обитатели Правого берега, в том числе, 16-го, терпеть Левый Берег не могут. Что у них есть такого, чего не было бы на Правом берегу, риторицецки вопрошают они?

У меня для них готов ответ. На Правом берегу нету такой курицы с лисичками и травами, как на Левом. Впервые в ресторан Chez Allard меня отвел Алекс Шусторович. С тех пор раз в год, зимой, я пишу ему смс: "Прости ради Бога, как тот ресторан назывался". И получаю ответ: "Chez Allard". Через год название забывается, и я опять смс-скаю Алексу. Самой найти ресторан этот трудно. Уличка крохотная. А ресторан очень неприметный. Вот он.





Это ресторан домашней французской кухни. Входишь -- и сразу видишь окно кухни. Проход крохотный и тесный. В понедельник вечером он был заполнен целиком. Проходы тесные, все друг у друга на голове. Но как же вкусно!

Знаменитую курицу с травами и лисичками готовить, увы, перестали. А ведь мы шли специально за ней. Огромный бройлер велечиной с быка. А в пузе у него охапка тушеной травы и лисичек. Но, все некогда хорошие места удешевляют, суки, производство. И теперь, вместо курицы с лисичками и травами там подают курицу с картошкой. Курица на двоих стоит 59 евро. Так же, как и раньше. Но процесс существенно удешевился, - где картошка, а где -- травы с лисичками.

Вот эта курица.


Я расстроилась, объяснила метродотелю, что мы ехали из Москвы специально за курицей именно с травами и лисичками. Он сказал, что узнает и попробует сделать. Я усилила позицию, шепнув, что я, мол, френд месье Шусторовича. Это была ошибка. Лисички нам принесли. Но не тушеные в травах. А просто на тарелочке. А потом содрали с нас за это 30 евро дополнительные.

Курица, тем не менее, была очень вкусная. Нет такой курицы на Правом берегу. Татин - тоже правильный. Соседям принесли огромное животное, покоящееся на горе маслин. Оказалось, это второе знаменитое блюдо Chez Allard -- утка с маслинами.
божена

Париж-4

Одно из моих любимых кафе - Лес де Абией - находится тоже на Левом берегу. И такого кафе - я настаиваю - на Правом нету. Это домашнее кафе. Вкусные омлеты. Крамблы с яблоком и ревенем. Порции гигантские. Безе с орехом и соусом. Белые вышитые скатерти. Кафе держат какие-то бабушки. Буфет старинный. На стенах, кстати, тот самый Сандесон, который я рассматривала в качестве варианта себе на шторы.



Находится это прелестное заведение на Рю Републик. Надо выйти на метро Альма Марсо. Или, после шопинга на Монтене перейти мост на Левый берег. Первая же улица, пересекающая большую от моста -- как раз и есть Рю Републик. Кафе - направо.


А вот интернета и там нету. Пришлось идти и искать ближайший отель. Захожу. Спрашиваю у женщины за барной стойкой, есть ли у них вай-фай.
-- Да, есть. Надо купить карту.
-- ОК, радостно говорю я.
-- 10 евро

Достаю 20 евро. Мне дают карту и 5 монеток по 2 евро сдачи. Стираю код на карте. Тетка показывает мне на компьюетр, стоящий в углу лобби.

-- Нет, что вы! Мне вай-фай нужен, -- говорю я.

Тетка злобно говорит, что вай-фая а) нет б) есть только для жильцов бесплатный.

Я возвращаю карту, сую ей ее 5 монеток в руку. Тетка кивает головой. Я стою. Тетка занимается своими делами.

- А мои деньги? -- спрашиваю я.
-- Аааааа! - тетка включает дурочку, - мол, да-да-да, как же как же. И говорит: отдайте мне мои деньги, которые я вам дала, и я вам верну ваши.
-- Я же вам в руку уже положила 5 ваших монеток по 2 евро!
-- Ничего вы мне не давали. Давайте мои монетки. Слушайте, если вам просто нужны монетки, вы так и скажите, я разменяю.
- Да не нужны мне ваши монетки, мне моя двадцатка нужна!

Под каким-то гипнозом (а у тетки ебло, кстати, цыганское) я ей показываю сумку - там нет денег, сумочка крохотная, и отдаю еще 5 евро монетками. Тетка 20-ку не отдает, просит еще. Я начинаю орать. Тетка бросает мне 20-ку и орет: вон отсюда. Я ору, что сейчас вызову полицию, пойду в комиссариат. В итоге, я возвращаюсь, показываю ей, что сейчас ей по ебалу дам, как бы по воздуху даю пощечину. Но 5 евро все-таки остаются у этой твари, будь она проклята и чтоб ей тяжело и неизлечимо заболеть и мучится.

Баба точно не могла ошибиться. Судя по тому оживляжу, который она разыграла, когда я ей напомнила про сдачу. И судя по тому, как она преувеличено собранно копошилась в бумагах, думая, что я забуду про сдачу. Ну и с вай-фай чистое кидалово было. Разводка голимая. И баба на лицо не француженка. Итальянка, я думала, но мне сказали потом знающие люди: арабка или вообще какое-нибудь сраное цыганье.

Отель находится почти на углу рю де Университе и крупной улицы, которая отходит от моста Альма и идет к авеню Ля Бурдонез. Но это не авеню Боске. Между как раз. На карте у меня нет названия этой крупной улицы, почему-то.

Надо было в комиссариат пойти, но мне уже надо было к подруге на Монтень. Я планировала быстро письма отправить, а потом все равно к ней бежать. В итоге, поработала у подруги. Потом мы быстренько прошвырнулись по Бон Марше. Купили ей шляпу. А мне не приглянулось вообще ничего. Не то, чтобы я себе чего-то позволить не могла. Нет. Даже и позволить могу. Просто ничего не нравится. Новое - мало и плохо. А старое - объедки остались. Парижане все выгребли на закрытых сейлах еще месяц назад.

Потом мы поланчевали в Costes. Интерьеры там по пути в ресторанчик такие, что хочется остаться там жить. Красные ковры, розы, картины. Принесли устрицы. Но без вилочки. Сижу-сижу. Машу. Наконец, подходят. Показываю, что вилки нет. Официантка неприятно удивлена. Видать, привереда я, не хочу устрицы пальцем выковыривать. И приносит "на отъебись" огромную столовую вилку. Я уже близка к тому, чтобы ругаться на нее имбецилкой. С третей только попытки выудила из них вилочку для подруги и ложечку со специальной выемкой-зазубриной для себя. А так, место приятное, знаменитое, атмосфера правильная. И курить можно, потому что это отапиваемый двор. Хотя я и бросила окончательно.
божена

Париж-5

После ланча забежали в магазинчик Астие де Виллат на Сент-Оноре. Около Пале Рояля. Тарелочки и мисочки из этого магазина стоят круче Веджвувда. Беленькие, чем-то облитые, кривоватенькие. Модерн такой. Красивые вручную сделанные коробочки с конфетами из фиалок. Чашечки тоже беленькие. Симпатично, но стоило бы в два раза дороже. Как они их глазируют, кстати, вручную или все-таки штамповка?

Я просила магазин дать разрешения сфотографировать. Не разрешили. Скаазали, на сайт. Ну, им же хуже. Сайт понтовый, но дурацкий, непонятный, откуда там фотографии качать, быстро не разберешься, каталог не грузится.

Потом -- в Chanel. Я ничего себе не нашла. Но зато мне на ДР подарили черную лакированную сумку из новой коллекции, как раз которая будет в этом году.

Вообще, в Париже толком и не пошопалась. Проела кучу денег. Каждый день, кроме дня Рождения лопала устрицы в Аберж Даб на Порт Малё. (Очень вкусное место, там еще крамбл с жареным ананасом зачетный). Купила из шмоток только куртку походную Max Mara кремового цвета, стеганную. Но на нее даже сейла не было. Уценили в честь распродаж только на 20 евро. И еще к сумке я взяла блузку в горошек довольно скромную. Ну, очередные митенки. Свитерок кремовый кашемировый в Бон Марше, но подозреваю, что он не сильно-то качественный. Apostrophe. И как-то все.....


Вот такой браслет в стрекозах мне ужасно нравится. Но такие уже не продаются. Это подругин, просто я его водрузила на черные макаруны из Ладуре и сфотографировала.

божена

Париж-6

Мой день Рождения справляли в ресторане Матисс. Это очень известный ресторан в Париже. Там гудит всякая богема и гомосятина.

После ланча в Косте и микро-шопинга меня завезли домой в 16-й. Я примарафетилась к ужину. А доехать до Матисса решила сама, чтобы не доставать друзей с шофером. Прыгаю в метро. И мне говорят, что метро не ходит. Я думала, это шутка. Нет метро, -- говорит негр на кассе. Не понимаю, в чем дело. Оказалось, технический ициндент. Сломалось. А надо сказать, что улица Ранелаг в моей части очень узкая, маленькая и спальная. Там не отелей, ни ресторанов - НИЧЕГО вообще нету. И за все три дня я там ни одного такси не видела. Там раз в полчаса вообще машины проезжают. Звоню друзьям, извиняюсь, прошу шофера. Приезжает шофер. Выхожу за ворота его встречать. И мимо меня проезжают, одно за другим, ШЕСТЬ пустых такси.

В Матиссе я раньше не была. Что это за место - не знала. Друзья уже там. Захожу. Метрдотель спрашивает, к кому я. "О, месье такой-то!!!" Он приветливо проводит меня в ад. Если адъ есть, то он вот такой: крохотная тесная комнатенка, где чудовищно шумно, тесно и душно так, как будто кислорода нет вообще. В каморке -- абсолютно бухая куча мала, тут же встают и подходят ко мне две агромадные бучихи. Глаза у них в кучку -- то ли обкуренные, то ли - нюхнули. У одной из сидящих женщин сползли чулки. Такое ощущение, что там все сейчас ебаться начнут. Я вылетаю пулей. Настроение тут же падает ниже плинтуса. Глаза сразу же -- на мокром месте. Хочу уже звонить друзьям и кричать, что я ухожу, что я к такому точно не готова, и что вечер испорчен. Мне обещали двух неженатых красивых политиков, так вот, я видимо недостаточно wide mind для подобных компаний.

Звонят друзья.

-- Совсем с ума сошли? -- чуть не плачу я.

Но тут меня выходит встречать и проводят совсем в другое место. Там есть еще один зал, он нормальный. Немного похож на лондонский Анабелс, который я нежно люблю. Картины. Тоже - теснота, но не убийственная. Шумно - нормальный живой уровень, но не оглушительный музон вперемешку с пьяным базаром. Публика -- ужасно колоритная. Прямо у входа сидит нежнейший мопс. Его хозяйка -- дама в черном тюрбане и огромных черных очках окружена гомосятиной. Мальчики в очках, кепи, такие стиляги.




В жизни каждой светской женщины наступает возраст, когда она становится королевой пидорасов. Многие мои подруги пробовали водиться с геями. Некоторые дружили годами. И все пришли к тому же, к чему и я довольно давно. Шерочка-машерство и тютьканье с пидорасами ни к чему хорошему не приводит. Они коварны, подлы, злоязычны и обязательно предадут. Подлы иррационально. Просто они взяли самые дурные качества от женщин. Женщины уже довольно давно в массе своей не подлы, не ветренны, не лицемерны и заточены на юзанье. Но все эти качества перешли к голубым. А от мужчин они хороших качеств - надежности, честности, ответственности, мужественности -- тоже не взяли. И на выходе какие-то абсолютно гадкие и главное, опасные существа получились. Ни паво ни вороно, да еще и противное и подлючее.

По левую руку от меня сидел режиссер Полански с молодой женой. Шея у него дряблая. Вид Козлодоева. Жена реально молодуха. Сидели они сидели. Потом жена подошла к столику напротив нас. Полански ждал-ждал, а потом нагавкал на нее, и они ушли. С ними ужинал еще более старый старикан.

Дама с мопсом оказалась шляпницей Аделиной. Наверное, типа нашей Супрун или Литвиновой.

Кормили очень вкусно. Знакомя меня с политиками, представили так: Это Божена. Она не любит Путина.

Политики оживились. И сказали, что по их мнению, это враг человечества, очень опасный для России человек, и что они рады, что у нас общее мнение. Почти весь вечер говорили за политику. Оказалось, что у политиков в чести свое алкоголическое камерное пение. Они на даче в Антибе каждое лето собираются и поют, чисто как любители, водевили.

-- Эжен Лабиш? -- спросила я.
-- Нет, говорят, не Лабиш. А что - я забыла.

Меня пригласили летом к ним в гости петь. Потом мы с подругой хором спели на иврите "Эли, эли....". Потом чего-то на украинские тихонько перешли. Потом вынесли для меня кейк со свечой. Надо было быстро загадывать желание.... Прямо даже стыдно, что я про себя загадала. Сердце прям сжалось от того, какая первая мысль была. Хорошо, человек, который все это замутил, не мог читать мои мысли, а то прям неловко.

Это мой маленький кейк