December 13th, 2010

божена

(no subject)

Целую неделю я строчила антикварный текст. Завтра должен выйти. Не знаю, стоила ли игра свеч, стоило ли столько сил на него тратить. Но работала я в тридцать три погибели. Как результат переутомления, ночью вчера ужасно спала.

Не могла встать, пол дня провалялась в постели с какой-то адской усталостью. И поняла, что надо ехать менять батарейку.

Собственно, загородом правильно батарейки меняют в двух местах: в Герлен-СПА у Наташи Серуш есть великолепный остеопат, массажист, почти гениальный парень. И маникюр-педикюр там в четыре руки делают две сесты, большие умелицы, особенно по части проблемных ног. Я - не любительница и не поклонница массажа лица, но Герленовский массаж там -- сразу минус десять лет. Правда, эффект держится только до утра. Пока не поспишь. Но это Нахабино, дорога там нечищенная, я просто не доехала бы до Герлена по этой каталке.

Выбрала более убранную дорогу -- поехала в Жуковку. Там, на Ильинке есть второе место, где прекрасная, великолепная массажит-остеопатка. Мне наводку Федор Бонадчук на нее дал, он там часто зависает. Я не могу регулярно к ней ездить - сцуко далеко. Но когда припрет - приезжаю. И вот она чего-то сегодня с моей шеей невероятное выделывала, вытягивала как-то специально, сняла боль, с плечами очень хорошо поработала.

И вот, уже на выходе, я встретила Ольгу Слуцкер. Мы с ней ходим к одной и той же остеопаточке, как выяснилось. А надо сказать, что я никогда не была поклонницей Ольги Слуцкер. Мне она казалась холодной какой-то. К тому же, любительница современного искусства, а они для меня все одним миром мазаны.

Я первая в стране написала о грядущем разводе Слуцкеров. Я же первая и предрекла, что развод будет кровавым. Но что он будет настолько кровавым для детей -- не предполагала и я.

В истории с детьми я почти сразу и безоговорочно встала на сторону Ольги. На каком-то мероприятии я подошла к ней и сказала: Оля, всегда вас поддержу, если надо будет, всегда обращайтесь. То, что Слуцкер делает с детьми - чудовищное преступление против детской психики, души, это непоправимая трещина, разлом, травма на всю их жизнь.

Теперь "почти сразу" встала. Почему "почти", а не сразу. Первая реакция моя была такая: бачили очи що купувалы. Нельзя жить с человеком двадцать лет и не заметить, что он -- непроходимое говно. Значит, было выгодно не замечать.

Потом прошло почти два год. Я стала внимательней и честней относиться к собственной жизни. И, по партийному честно, наедине с своей душой, я призналась, что и у меня были звоночки. И я пропустила звонок, что мой человек -- говнистый. И два звонка пропустила. Потому что хорошо ко мне относился, и очень хотелось верить в хорошее, лучшее, в то, что он совсем внутри другой. Хотя были поступки, которые говорили о малодушии сразу, не отходя от кассы. Мы, когда влюблены, когда надеемся, на очевидные вещи закрываем глаза. Звоночки видятся на расстояньи. На близкой дистанции рассмотреть что-либо очень тяжело.

Кстати, насчет "видели очи". Мы тут с другом разочаровались в одном человеке. Сначала я им очаровалась, почти влюбилась, а он жутко с ним подружился и подтвердил, что наш друг - редкий джентльмен и душа-человек, и что мне нечего опасаться, я в надежных руках. А потом начались какие-то странные поступки. Я встрепенула ушки не сразу. Но, уже горьким опытом наученная, поделилась сомнениями с другом. Он сказал, что у меня после Коли паранойя. Буквально вчера пошли на кофе и он мне говорит: "Как ты была права. Я в нем страшно разочаровался". И рассказывает историю мелочного, некрасивого, подленького поступка нашего "джентльмена". Слова насчет моей паранойи забирает обратно. И я ему говорю: послушай, а ведь звоночек-то был сразу. Гораздо раньше, чем я ушки навострила. До того, как он мне наговнял. И звоночек был для нас с тобой обоих. Мы оба просмотрели. И поэтому ты попал на деньги, а я -- а доверие.

Когда этот прекрасный мужчина вдруг подошел и сам страшно мне помог, я была дико благодарна. А мой друг жутко радовался, что я в таких надежных руках. И сказал мне: "Ты выбрала самого лучшего из нас. Самого рыцаря, самого джентльмена, самого мужчину. Он лучше нас всех". И оба мы не обратили внимания, что помогая мне, по собственной инициативе, наш рыцарь вломил, сдал другого своего друга. Который в трудный момент приютил его у себя, поселил у себя и помог в бизнесе.

Но нам очень хотелось верить в рыцаря и джентльмена. Звоночек был пропущен.

Это я так длинно рассказываю, почему я изменила позицию с "видела, кому давала" на "помогу, чем смогу".

История Оли показалась мне продолжением нашего вчерашнего ночного разговора про М и Ж. Сейчас я продолжение как раз и отпишу.
божена

Оля Слуцкер

Мне после разговора с Олей жутковато стало. Там была одна деталь, которую я, наверное, буду помнить всю жизнь. Мороз по коже. Давно я так не содрогалась.

Ольга, как я уже говорила, женщина холодноватая и очень спокойная. Хладнокровная. Умеет властвовать собою. Ну, а я -- женщина крайне эмоциональная, взрывная, с вспесками.

-- Оля, -- спрашиваю, -- а сколько вы не видите детей уже.

Ольга, сразу, чеканно: 18 месяцев и неделю.

Я, не подумав, иступленно, хватаясь за голову и сердце одновременно:
-- Как вы это выносите?! Я бы не смогла, я бы не смогла --- так долго без ребенка, я бы покончила с собой......

Воплю я, и уже на исходе вопля понимаю, что я конкретно гоню, но поздно. Поразил ответ Ольги. Абсолютно ровный. Абсолютно спокойный. Как будто я сказала ей: я бы так не смогла! Я бы завела в ЖЖ и все бы, все!!!! про него написала!!!!

Итак, реплики.

Я, истерично: я бы покончила с собой!!!!!!

Ольга, спокойно и ровно, как будто речь идет о чем-то обыденном: Знаете, я об этом думала. Поняла, что не имею права. Родители, у меня прекрасные люди. И дети - они должны знать правду о своей маме. Нельзя давать ему перепридумать эту историю по своему.

И вот это спокойное: "я об этом думала" оно меня конечно, вырубило напрочь.

****

Прохладные люди -- они горе переживают как-то не так, как мы. Иногда хуй проссыш, чего там с ними на самом деле происходит. Но так как у нас одна и та же массажистка, ну ладно, не буду врать, что я только что об этом узнала, знала я конечно и раньше, что одна и та же. И вот как-то давно я ее спрашиваю: а если Ольге так хуево, почему она на тусовки ходит? И массажистка мне сказала: она ходит как убитая. Она к нам приходит, а у нее взгляд совершенно расфокусированный, и с ней это облако несчастья приходит.

****
Сейчас дела там невеселы. И то, что там с детьми творит Слуцкер, рвет мне сердце. После этих публикаций в Экспресс-газете: каракулями анкеты - "мы не любим маму". Вот вырастет сын, а в интернете запротоколировано: он предавал мать.Эту ношу нести ему всю жизнь.

Получается, что он принуждает детей публично отказываться от своей мамы. Как сын будет жить с этим -- он отрекся от мамы? Он вообще с ума не сойдет? И что Слуцкер говорит ему, чтобы ребенок на суде оговаривал маму? Что-нибудь типа: "Меня посадят, если ты не скажешь, а тебя отправят в детдом...." или: "Меня убьют, если ты не скажешь...." ? Как можно заставить ребенка отречься от мамы? Ольга явно не гневливая, не психопатка, детей точно не истязала. Только если, ребенок, потерявший маму, боится потерять и отца.

И вот свидетели говорят, Миша на суде рассказывал: я не хотел тенисом заниматься, а мама заставила, и на шахматы, а я тоже не хотел....

Пресненский суд, который вынес дикое решение -- оставить детей Слуцкеру, а не Ольге, этот суд определил порядок общения с детьми: 50 % времени с ними должна проводить Ольга. Слуцкер подал аппеляцию в Мосгорсуд, Мосгорсуд оставил решение Пресненского суда в силе. Но Слуцкер ни разу не выпонил предписание суда. Тем времени, Ольга выиграла суды по защите чести и достоинства, -- показания няньки и водителя были признаны клеветой. Делала она это тоже для того, чтобы в вечности запечатлелось: дети, маму оболгали. Слуцкер подавал даже в верховный суд, но все инстанции оставили решение судов без изменений, признав, что сведения являются недостоверными и ложными.

Решение о 50 % времени с Ольгой было вынесено в мае. С тех пор Ольга сама приезжала к детям, ее старенькие родители приезжали, - им тоже не давали общаться. Приставы фиксировали неисполнение решения суда. Теперь Ольга подала на пересмотр основного дела, это может помочь ей, но Слуцкер в суды не является, из-за этого дело не может рассматриваться....

****

Еще одна вещь, тоже жутко меня вырубила, просто до слез, до бессильных злых слез. Слуцкер, случайно, школу иезуитов не заканчивал? Ольгина подруга мне как-то рассказала, и сейчас я об этом вспомнила и чуть не заревела, очень напомнило мою ситуацию. У Ольги часть семьи - питерские, а часть -- киевские. Со стороны питерских были какие-то вещи, вроде тарелок, которые пережили в блокаду, их не поменяли на хлеб. Это семейные вещи, по наследству перешли к Ольге. А от киевских предков, расстрелянных в Бабьем Яру, осталась серебряная сахарница. Если я правильно запомнила - с гравировкой. Настоящая реликвия семьи. И вот эти вещи он ей не отдает. Говорит, что их и не было. Вот такое иезуитство.

Я не в таком масштабе не проходила, но проходила. Уничтожить общие фотографии, сказав, что они были темные. Выкинуть из дома антикварную керосиновую лампу, которую для меня два месяца реставрировали, которая четверть моей тогдашней зарплаты, и которая куплена, как семейная, в честь семейной общей шутки про керосиновую лампу. Найти самые какие-то дорогие вещи и уничтожить....

Анечке, Олиной дочке, 7 лет. Из них - треть своей жизни она не видит маму. И Оля не видит, как Аня растет с 5.5 лет до 7. Маленькие в этом возрасте уже через год -- совсем другие люди. Растут действительно по часам....


Я уже рублюсь, устала страшно. Я завтра допишу, какое это отношение имеет к нашему разговору про мужской путь и женский путь, и про женщин со своим путем.
Конечно, это месть Слуцкера за отвержение. Бьет по детям. Такое мужское: женщина идет своим путем, не подчинилась, а живет свою жизнь, а не жизнь мужа, а муж - бессилен, он ведь не может сам себе родить. И вот начинается: я хоть не могу родить, но я все равно сильнее тебя: я отниму у тебя самое дорогое, то, что ты родила, и тогда я все равно -- главный. Это история про главенство. Дети -- орудие наказания жены, которая его отвергла.

Завтра -- допишу мысли. А пока что. Ольга завела ЖЖ olya_sloutsker
Собственно, ей все друзья общие говорили, что надо это сделать. В нем будет зафиксирована драма ее семьи навеки вечные. Вырублена из гранита. Собственно, это и есть предназначение ЖЖ -- написать пером так, чтобы не вырубить топром было. Все иезуиты на самом деле боятся огласки.

Я бы очень хотела, чтобы читатели по доброму Олю поддержали. И вот что, напоследок. Когда я читала комментарии к статьям про Ольгину драму, меня поражала женская агрессия: поделом, ха-ха-ха, так и надо. Дамы, вы держите себя в узде. Это касается каждой из вас, и это могло случиться с каждой. Сейчас отбирать детей у независимой, живущей своей жизнью женщины, которая не прогибается под мужчину, -- это говнотренд. Отнять самое дорогое могут у любой, потому что нет законов по семейному праву. И кстати, Медведёв в девяностые написал учебник по семейному праву, но это a propos.
божена

Оля Слуцкер

Два маленьких объявления:

1) Микки Рурк, гуляя по Питеру, зашел в бутик к моей френдессе http://es2006.livejournal.com/99783.html и купил у них православные украшения для себя, мамы и бабушки.

2) Ольга Слуцкер всем ответит на комментарии, как только вернется из поездки. Всем передает огромное спасибо за комменты, просто она сейчас совсем вне доступа, и тревожится, что комментаторы обидятся.