November 21st, 2010

божена

Хорошая колонка. Читайте.

Владимир Мамонтов: Про колесо – 2

   21 ноября 2010, 11::00

Я уже писал заметку, которая называлась «Про колесо». Она о шиномонтаже. А тут человека убило колесом. Вкратце история, если кто не знает: шел себе по Питеру человек. И вдруг ему на голову падает колесо. Человек умирает.

Все это снято на стационарную камеру охраны, выставлено в Интернет и везде висит. Божена Рынска в ЖЖ выставила кучу ссылок. Я полночи их изучал, полез на соседние, читал, много думал – жалко куна.

Теперь уже известно, что сбросили колесо подростки. Для типа прикола. С балкона многоэтажки. Их тоже засняла камера. В подъезде: как входили, как выходили.

Теперь они повсюду, камеры-то. И теперь все видно: вот Кашина бьют. Вот постового в Питере – милиция утверждала, что драки с фанатами «Зенита» не было. А нашлась запись, которая четко показывает: постового били ногами.

Такая вот у фанатов радость. Их Невский! Расступись! Подвякивай гудочками машин! Маши синим флагом! Тогда тебя, может, не подпалят файером. И даже вытащат его из-под бензобака (такой трогательный случай тоже описан, но камерой, правда, не зафиксирован).

В февральскую революцию коверкоты и бобровые шубы себе красные банты цепляли, чтобы их матросы не трогали. Об этом Бунин писал: Невский был затоплен серой толпой, солдатней в шинелях внакидку, неработающими рабочими, гулящей прислугой и всякими ярыгами, торговавшими с лотков и папиросами, и красными бантами, и похабными карточками, и сластями, и всем, чего просишь... И на полпути извозчик неожиданно сказал мне то, что тогда говорили уже многие мужики с бородами:

– Теперь народ, как скотина без пастуха, все перегадит и самого себя погубит.

Еще на той пленке видно, что народ пока не так плох: одни бьют, а другие бьющих оттаскивают. И даже пытаются милиционера защитить, призвать товарищей к порядку. Но таких меньше. Больше распаленных. Я смотрел и думал: есть два типа в народе. В одном преобладает Русь, в другом – Чудь, Меря. Но и в том, и в другом есть страшная переменчивость настроений, обликов, «шаткость», как говорили в старину. Народ сам сказал про себя: «Из нас, как из древа,– и дубина, и икона»,– в зависимости от обстоятельств, от того, кто это древо обрабатывает: Сергий Радонежский или Емелька Пугачев.

Это на самом деле тоже из Бунина, из «Окаянных дней».

Ну так вот, сбросили подростки колесо. Они, если кто еще не знает, мальчик и девочка, влюбленные. Глупые. Вернувшись домой, они стали переписываться по электронке:

Она: Я люблю тебя, убийца мой. Только не грузись на эту тему, тебя это коснулось – и все в порядке. Я понимаю, что тебя совесть мучает, но что с этим поделать? Судьба у мужика такая.

Он: Мы на видео красавчики. Мы самые лучшие. Только мы можем сотворить такое и угорать. Киса, не волнуйся, все будет хорошо.

Он, позже:  На меня завели дело. Когда-нибудь будет суд, на котором будут решать, что делать со мной. Маме сейчас 30 тыс. искать надо будет.

Она, после того как родители прекратили их встречи: Пипец, у нас в стране уже любить запрещают из-за убийства. Бред!

Уж не знаю, какой Емелька над этой парочкой из народа трудился, из какого древа вытачивал, но что не Сергий Радонежский – точно. С моральными основами, даже с учетом подросткового возраста, здесь нулево. Или зачаточно.

Влюбленные горделиво считают, сколько сайтов опубликовали материал о колесе.

Но постепенно, час за часом смысл происшедшего доходит и до их головушек. Мир, где остался лежать еще живой человек, которому они не помогли (он был еще жив, когда подростки спустились с верхнего этажа, они постояли, поглядели и ушли), стал обступать их все прочнее и каменней. То, что их доставляло, заставляет их моралфажить, но дело не в сленговых словечках, а в их голой и страшной сути: «Да я не хотел убивать никого ааааааааа((((((((((», – молотит по клавиатуре парень. Он в настоящем, сверлящем  отчаянии. Девочка-то была права: совесть мучает. От этого не отвертишься – будь ты четырежды мужик!  И страх, и раскаяние – все это не народная сказка, оказывается, есть в реале!

А они к этому не готовы: недоработали с ними по этой часть семья, школа, милиция, правительство, допускающее резкое культурное и социальное расслоение, элита, отгородившаяся от народа заборами и визами... Может, им в детстве котенка не подарили. Может, нужное кино не показали. Все может быть, но факт налицо: перед нами капитальная, жуткая не-до-ра-бот-ка.  И если кто-то сочтет такой подход советским, то я готов рассказывать о системе воспитания и контроля в любой развитой капстране. Хотя и там, конечно, всех уберечь не удается.

Когда будет суд, он все это учтет. Должен учесть, потому что суд – это не месть.

...История имеет поворот: всю переписку пары, взломав почтовые ящики, раскрывают другие подростки (или не совсем подростки). Они понимают: в их руках важные доказательства, но, во-первых, они добыты незаконно, а во-вторых, имеются сомнения – а может, парочку все же пожалеть? И они в свою очередь делятся сомнениями в Сети, и каждый, кому захочется, может их прочитать. Кто поймет, где искать: милиционеры, к примеру, которые проводили первые дознания про Кашина, спрашивали, что такое блог. Правда, потом их сменили знающие следователи.

В цензурированном виде размышления взломщиков выглядят так:

«Головой надо думать. Может, и хотели напугать, но получилось то, что получилось».

«Хватит страдать, НТВ все уже показало. Гуглим адрес ОВД, пишем письмо, прикладываем скрины».

«И что? Это добыто с нарушением законодательства. Разве только на присяжных давить, но вроде тоже никак».

Наверняка старшее поколение чего-то тут в лексике не уловит, но, думаю, чутье и жизненный опыт подскажут: главное, что участники переговоров не верят в милицию. Все же видели: милицию теперь можно бить ногами. А она встает и говорит: не, все в порядке!

Это как посмотреть. Новые формы жизни, иногда уродливые, как толпа фанатов, занимают Невский.  Иногда странные, как няшки и тролли, щупальцами, ростками проходят сквозь милицию, чиновников; сквозь город, сквозь государство, сквозь родителей собственных. Другие разновидности занимают Кущевскую, где месть, суд и расправу творит не законная власть – мутант. Сросшееся многоголовое чудовище.

Скажут: пугалки. Хорошо, голая суть: случай с подростками из Колпино. Что сообщает он пытливому уму? А вот что: не милиция их разоблачила. Такое, кстати, не впервые в новейшей интернет-истории. И наказать колесометателей собираются без суда или вопреки суду: «Надеюсь, этих ублюдков накажут. А если не накажут, то мы сами это сделаем. Еще и не таких травили». А говорят, у нас гражданского общества нет. Вот же оно. Не узнали? Сами? Значит, жди где-нибудь под видеокамерой конечного результата этой травли: двор, ночь. Прут. Так? Вот и на Невском обознаточки вышли – это ж не убийцы шли, не хулиганы, не пьяная гопота – фанаты главной команды страны! Читаю: милиционеры, оказывается, сами дураки – надо было им честь отдавать или испариться с улицы вовсе.

Не удержусь. Еще раз Бунин. Вот и до сих пор спорим, например, о Блоке: впрямь его ярыги, убившие уличную девку, суть апостолы или все-таки не совсем? Михрютка, дробящий дубиной венецианское зеркало, у нас непременно гунн, скиф, и мы вполне утешаемся, налепив на него этот ярлык.

Как в такой атмосфере «гуглить ОВД»?! Кому нужно это ОВД, которое готовится к реформам и гадает, какие будут сокращения?  Хотя, как видим, предложение пока еще  прозвучало. Но было отметено. «Нужно говношторм в Сети создать – его (убитого) здесь какие-то добряки жалеют, представляю реакцию хомячков».

«Оставим пи...ж о морали хомячкам, сами сосредоточимся на вбросах».

Надо признать, хомячки, которым благосклонно оставили мораль, не подвели своих ницшеанствующих пастырей. И это единственное, что утешает меня во всей этой истории:

«А мне жалко того куна, которого убило колесом. У него четыре года назад умерла жена, и он остался один, причем стал хикковать. Сидя дома и не выходя на улицу. Бедный няш. Я плачу из-за него».

Тут мне наверняка подскажут, что любители аниме, а это их сленг, вообще добрые и тихие, но они не одни в Сети: «Они убили битарда, суки. Вот зачем ты рассказал? Мне теперь тоже его жалко стало».

«Б..., мне его жалко.

Из новостей: Виктор Губин. Возраст: около 40 лет. После смерти жены жил один четыре года. Комментарии соседки: не пил, не курил. Такой добрый всегда, что ни попросишь – все поможет, сделает. Вышел в магазин».
«Поганое Колпино. Самый гадкий район Спб. Наркомания жуткая, вспомним парам-пампам, гремевший на всю страну. На мой взгляд, слова «я колпинец» сродни «я грязный наркот и дебил».

«Да я не хотел убивать никого ааааааааа((((((((((».

Не вполне был прав бунинский извозчик (который вез его, кстати, в «Европейскую», что и поныне недалеко от побоища). Есть у нового стада и пастухи. Вот как ставилась задача на раскрут истории с колесом, когда роль подростков была еще не вполне ясна: «Даже если подростки ничего не сделали, после хорошей травли велик шанс, что они во всем сознаются. Продолжайте правое дело».

О-па! Это уже не только не «наш советский суд», это Вышинский какой-то! А я-то почти уверился, что перед нами чистые Д'Артаньяны, которые, обходя чиновничьи препоны, прорываются к светлой правде и справедливости, так вот вам: «Даже если подростки ничего не сделали... После хорошей травли... Продолжайте правое дело».

Понимаю, что здесь много риторики. Пусть так. Но не скроешь: новомодным кормчим доставляет удовольствие само устройство того шторма, а это, по сути, все та же старомодная  власть – над теми, кого называют хомячками, быдлом, школотой. Вот они засуетятся! Захлопают крыльями! Понесутся копипастить! Клеймить! Отмываться!

Что ж тут нового? Слова. Оболочки. Технологии. А суть-то все та же, даже скучно: признание – царица доказательств, особенно после «хорошей травли». Мы – на вершине, вокруг быдляк. Получается виртуальная копия социального устройства презираемого «реала»? Кстати, самые толковые и чуткие это  понимают:

«Ну не толстите вы в каментах к новостям, б..., нам резонанс вызвать надо, а не показать себя уе...ми. Если вы чувствуете, что не можете тонко, то сдержитесь и не пишите ничего». Вот это сильно, это уже высокая пастушеская квалификация!

...Я все не понимал, чего меня вдруг тянет читать «Окаянные дни». Вроде нет никаких революционных потрясений на горизонте. Но у Бунина ведь книга о том, как мы умеем проспать, проморгать российскую беду. А теперь, когда кругом понаставлены камеры, мы ее видим? Мы ее фиксируем со все лучшим разрешением, а потом расследуем. И так почти каждый день. В лучшем случае мы пытаемся подремонтировать закон (пример – «журналистские» поправки по случаю избиения коллеги).

Суть же беды в том, что мы отвыкли работать с существом жизни, с древом тем самым: длительным будничным трудом мы брезговали, белоручки были, в сущности, страшные. А отсюда, между прочим, и идеализм наш, в сущности, очень барский, наша вечная оппозиционность, критика всего и всех: критиковать-то ведь гораздо легче, чем работать. И вот:

– Ах, я задыхаюсь среди этой Николаевщины, не могу быть чиновником, сидеть рядом с Акакием Акакиевичем – карету мне, карету!

А вот к той карете и колесо.

божена

Откуда?

А вот этот сленг - хикковать, няш, кун -- он откуда? Я примерно чувствую, что значит хикковать, но сформулировать не могу точно.
божена

Колесная пара

http://vkontakte.ru/note24400167_10281811
**Отчет о проделанной работе IRL **

19.11 Расклейщик-кун набижал на дом Эрика и округу с агит-листовками и чуть было не встретился лицом к лицу с главным героем.
Пак фото с места событий: http://rghost.ru/3311092
20.11 Повторная операция по расклеиванию листовок завершилась фейлом. Анон выхватил пиздюлину от неизвесного буйного мужика возможно, отца Даши или родственника Эрика. Граффити-кун таки успел сделать несколько траффаретов, часть листовок таки была распределена по почтовым ящикам, наклейки были расклеины. Было отправлено 6 писем по почте родителям Даши и Эрика, директору школы 128, где учится Даша, директору ПТУ 107, где учится Эрик. И 2 попали непосредственно в почтовые ящики колесной пары. В письмах были вложены распечатки переписки с самыми пикантными моментами.

Пак фото с места событий: http://rghost.ru/3322513

19. 11 СМСспамер-куны выслали овер дохуя сообщений на мобильные телефоны Эрика и Даши.

20. 11 ДС2-куны разослали порочащие письма в школу, где учится Даша и в путягу, где учится Эрик. Для тех, кто хочет отправить письма - вот адреса:

Николаева Ирина Витольдовна (мать Эрика)
Санкт-Петербург, Светлановский пр., д. 72, корп. 4, кв. 73
195297

Клюкин Дмитрий Александрович (отец Даши)
Санкт-Петербург, Светлановский пр., д. 72, корп. 4, кв. 43
195297

Директор СОШ №128 (где Даша учится)
Санкт-Петербург, ул. Ольги Форш, д.17/2
195297

Директор Профессионального училища №107 (где Эрик учится)
Санкт-Петербург, ул. Учительская, д. 3
195269

Список идей Питерского анонимуса на данный момент:

1) Рисунок человека и колеса под окнами (осложняется тем, что мы не знаем точного адреса наверняка, а если узнаем, придется вычислять, на какую сторону окна выходят).
2) Расклейка листовок (http://rghost.ru/3303314) в подъездах, лифтах - было уж частично реализовано.
3) Спам по почтовым ящикам.
4) Распечатка их переписки, особенно цитат "Мы лучшие, о нас весь интернет говорит" и т.д. -> тоже на стены подъездов и почтовые ящики.
5) Много венков на место гибели Виктора.
6) Таки идентифицировать злобного папашу тупой шмары и показать ему особо кошерные моменты переписки.
7) Заклеить листовками дом, школу Даши и путягу Эрика.
8) Есть питерский анон, у которого гараж забит покрышками. А так же есть автомобиль. Он предлагает сложить покрышки около входной двери Даши или Эрика. Нужны желающие помочь ему в этом благородном деле. Его фейкоася - 633525047
9) Забросать бумажными, блджат письмами семьи Эрика и Даши, Путягу Эрика и школу, в которой учится Даша.
10) на факс школы отправляется телега следующего содержания:
" Кустовая телефонограмма.
Всем школам %placename% округа перед первым уроком на общешкольной линейке провести воспитательную беседу о недопустимости кидания колес с высоты"

Если есть годные идеи, прошу также отписаться.

С ящика Даши:
http://rghost.ru/3282137 - ссылка на переписку.
http://rghost.ru/3282250 - дополнительная ссылка на переписку.

С ящика Эрика:

Переписка от начала общения Эрика и Даши (22.06 - 17.11):
http://rghost.ru/3303031
http://rghost.ru/3302058 - Эрик и Дима (21.06 - 17.11)
http://rghost.ru/3302030 - Эрик и Сеня aka Masta Blaxx (21.06 - 17.11)
http://rghost.ru/3302143 - Новая история любви Эрика и Даши (17.11 - 18.11)

И полный пак для слоупоков, что ещё ничего не скачали:
http://rghost.ru/3303161

http://www.youtube.com/watch?v=DRPrSB3rIjU Колеса любви 2010

Уютная конфочка wheel_of_fortune_public@conference.jabber.ru
Нет комментариев|В избранное
божена

Хикки

Спасибо читателям, прислали ссылки и объяснили мне, что такое хикковать.

…Человек умный будет прежде всего стремиться избежать всякого горя, добыть спокойствие и досуг; он будет искать тихой, скромной жизни, при которой бы его не трогали, а поэтому, при некотором знакомстве с так называемыми людьми он остановит свой выбор на замкнутой жизни, а при большом уме — на полном одиночестве. — Артур Шопенгауэр. «Афоризмы житейской мудрости»

Одним из первых примеров отечественного хикки так был описан в романе И. А. Гончарова «Обломов» еще в 1859 году.

Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью, как у больного или как у человека, который хочет спать, ни случайностью, как у того, кто устал, ни наслаждением, как у лентяя: это было его нормальным состоянием. Когда он был дома - а он был почти всегда дома, - он все лежал, и все постоянно в одной комнате, где мы его нашли, служившей ему спальней, кабинетом и приемной. У него было еще три комнаты, но он редко туда заглядывал, утром разве, и то не всякий день, когда человек мел кабинет его, чего всякий день не делалось. В тех комнатах мебель закрыта была чехлами, шторы спущены.

Иосиф Бродский в 1970 году, когда до возникновения понятия хикки было ещё далеко, а прецеденты уже имелись, написал следующее стихотворение, донельзя точно, поэтично и кратко описывающее, пускай и невольно, тему треда.
Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?
За дверью бессмысленно все, особенно — возглас счастья.
Только в уборную — и сразу же возвращайся.

О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
Потому что пространство сделано из коридора
и кончается счетчиком. А если войдет живая милка,
пасть разевая, выгони не раздевая.

Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более — изувеченным?

О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову
в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.
В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
Ты написал много букв; еще одна будет лишней.

Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.
Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.

Цитата из Луркморе
http://lurkmore.ru/%D0%A5%D0%B8%D0%BA%D0%BA%D0%B8

В Рунете укоренилась интерпретация, по которой «хикки» считают любого человека, страдающего социофобией, не имеющего друзей, испытывающего серьёзные сложности в общении с окружающими. Русский хикки может иметь желание как можно реже выходить из дома, но куда реже имеет такую возможность — хотя бы вследствие необходимости зарабатывать на жизнь.

В отличие от японских хикки, скованных агорафобией, хикки в России способны жить самостоятельно, но предпочитают затворничество вследствие неизбежных конфликтов с RL. По тем же причинам даже владея приличными внешними данными хикки избегают контактов с голыми обезьянами противоположного пола. Считается, что хикки должен фапать на аниму, иначе он не тру. Это утверждение когда-то, когда аниме в этой стране ещё не претендовало на статус такой же быдлосубкультуры, как на его родине, было вполне логично, так как в противном случае хикки имел бы ярковыраженную склонность к быдлу и становился потенциальным офисным планктоном. Одним из основных принципов хикки является отказ от самореализации через социальное функционирование, а также вынесение себя из системы быдлоценностей.

божена

Мое хиккование

Мы вот с Колькой в Лондоне почти хикковали. И моя воля бы, я бы хикковала весь век, не выходя из комнаты. Я так устала все везти на себе с 15 лет, так не хочется ничего делать. И я с таким удовольствием занимаюсь ничем, что век бы так жила. Не выходя из комнаты, между стеной и стулом...

Самый же пик хиккования пришелся на самый жесткий период депрессии -- с мая по ноябрь 2008 года. В это время я вообще не выходила из дома. Один раз в неделю на мероприятие. Там я бродила, как тень, с невидящим лицом, не могла улыбаться -- у меня из-за депрессии пропала мимика. Я тогда вообще ничего не делала с собой в плане косметологии, в Сириус я зачастила гораздо позже. И то, что случилось, называется, по научном, как потом выяснилось, травматическая маска. По простому -- окаменела с горя. Нету мимики. Физически не могу улыбнуться.

Спасибо Мамонтову - он тогда что-то понял, не наезжал, помощница, которой я отдавала часть зарплаты, собирала информацию, а я переписывала за нее. Так я смогла не умереть с голоду и не вылететь с работы.

Только потом я осознала, как я тогда серьезно заболела. До того мая у меня не было ни одного седого волоса. К ноябрю 2008 поседел весь пробор. Предлагали лечь в больницу, но я не могла - - больничный всего 12 процентов зарплаты, а мне надо было себя кормить. Любимый Коля мне тогда не оставил ни копейки, лечением моим не занимался. Вместо того, чтобы вытягивать меня, как я в свое время -- вытягивала из хиккования, жизни между стеной и обеденным столом -- его, поехал проверять здоровье в Швейцарию сам.

Как-то раз ко мне пришла психотерапевт. Пришла сама, потому что я выходить из дома не могла. Надо, - говорит, -- все-таки что-то есть... Потом посмотрела искоса, с испугом: "Так из дома и не выходите?". И замолчала, о чем-то думая. Думала, сдавать меня в больницу или нет. Потому что человек не ест, не спит и из дому не выходит. До этого ужаса я дома почти не бывала, тусила по всем тусовкам, кино-рестораны-рауты, поездки. Я и представить себе не могла, что может быть так хуево, когда вообще тусоваться не захочется.

Такая депрессивная история, реакция на потерю близкого -- запереться дома, не выходить, из под одеяла не вылезать. Вот у погибшего, как выясняется, жена четыре года назад умерла, он тоже захикковал из-за этого. Другой хикковал, когда потерял социальный статус, сенаторство, жена бросила, дети морды воротят -- тоже заперся дома, перестал мыться, ходил тропой от стола к дивану...
божена

(no subject)

Хотела сегодня попросить ремонтника повесить полку. Легкую маленькую на два болта. Надо, думаю, спросить разрешения у соседей и быстро повесить. Потом думаю, нет, неудобно. Шесть вечера, пока он доедет, пока у меня маникюр, будет семь. Люди отдыхают. Решила не вешать, разрешения просить не ходила.

Таки что вы думаете? Соседи сверху сами взяли конкретный такой перфоратор и с половины десятого начали хуярить им. В воскресенье. Сначала не открывали дверь. Потом услышали кодовое слово "щас вызову милицию", да и другие соседи подтянулись им пизды выписывать. Открыли. Попросили разрешения еще три болта сделать, а то, видите ли, только что переехали, а человек уезжает, и некому будет болт навесить. Реальным перфоратором достают уже 45 минут.

Сказала им, что еще десять минут, - окей. (Хотя очень громко работают и реально мешают). А через десять минут вызываю милицию.
божена

Как я провел этим выходным

Ну, а кроме всего прочего, два прошедших вечера, субботы и пятницы, были совершенно охуительными.

Сначала меня затащили на Стрелку. Стрелка началась с милейшего молодого человека, который сказал, что я -- Божена, и что меня любит. Молодой человек был мил, юн, трезв, свеж. И смотрел именно таким милым взглядом, как я люблю, чтобы на меня мужчины смотрели. В глаза заглядывал, был порывист и неиспорчен. Тот самый тип хорошего пай-мальчика, который я все еще люблю и считаю безопасным, хоть жизнь меня и убеждает в обратном.

Для меня там по пятницам на Стрелке шумновато. Тем не менее, присоединилась к друзьям-парочке, которые пол вечера срались. Потом присоединился один джентльмен. Я на него отвлеклась, и друзья стали сраться еще более откровенно. Потом мы с джентльменом заныли, что на нас потолок давит, мыслей собственных не слышно, и вообще, пошли-ка в респектабельное место типа Балчуга.

Смотри, -- сказал джентльмен, -- он копается в карманах. Кажется, нам повезло, и мы сроем в Балчуг... Нет, копался, чтобы зажигалку достать... Черт, кажется, мы тут навечно... Нет, есть надежда, -- он машет рукой официанту. Может, попросит счет...

Нам повезло. Друзья отсрались свое и поднялись. Вышли на улицу. И тут вожак стаи опять куда-то срыл. А на улице не май месяц, между прочим. Не май, да. Вернулся вожак и заявил, что я заебала ныть: то душно, то громко, то холодно. Надо сказать, что душно-громко-холодно это мое коронное заебалово. Я всем ебарькам и не ебарькам выедаю мозг именно на эту тему. Начинаем сраться уже втроем. Друг, его дама сердца и я. На друга второй фронт открылся.

-- Вот, -- говорю другу, -- у тебя характер -- говно!
-- А у тебя зато -- заебись! Заебись -- да?!!! -- кричит друг.
-- Он сегодня всех обижает, мудак, --- говорит дама сердца.

Еще пять минут объясняем другу, какое он мудило. Друг говорит, что нас звали на день Рождения, и что давайте за угол зайдем.

За углом действительно день Рождения. И там еще один мой друг. Меня, если честно, не звали. Но когда я появляюсь, просят не стесняться и остаться. Я все-таки стесняюсь и спускаюсь на первый этаж. Тем более, там стоит понурый джентльмен.

Дальше - сплошные приятности. И хотя приятности почему-то вштыривают со знаком плюс куда меньше, чем вштыривают гадости со знаком минус, но все равно -- приятно. Сначала к нам спускается милейшая дама, подруга друга номер два и говорит, что она слышала про меня восторженные отзывы угадайте от кого.

-- от Шуры? -- спрашиваю
-- Ну, это само собой разумеется. От Ольги Александровны Аросевой буквально на днях.

И тут я от счастья и застенчивости даже покраснела, потому что я вообще-то ужасно застенчивая, когда меня хвалят. Гаухар может подтвердить.

А Ольга Александровна Аросева это один из немногих людей, чью похвалу мне прямо вот ужасно хотелось получить. Мало людей, к которым я, наплевав на гордость, лезу. Вот прямо в рот заглядываю и не могу ничего с собой сделать. Одна из таких фигур -- Виктория Самойловна Токарева. Вот просто не могу ничего сделать, чуть ли не лакействовать начинаю в ее присутствии. Липну, лезу, пиздец, как я ее люблю. А вторая -- как раз Ольга Александровна Аросева. От нее доброго слова не дождешься, но вот я дождалась. И тем более, это близкие ей люди, с ними она политесничать не станет. Короче, у меня был момент счастья. Предпоследний раз я была так счастлива, когда Токарева за меня хорошо сказала Рубальской. Предпредпоследний раз -- когда мы с Колькой мои туфли из растяжки забирали. Раз до этого - когда мы в Chewton Glen наблюдали за кроликом. А предпредпредпоследний раз -- когда я Коле спортивный костюм темносиний нашла.

Вот такие редкие у меня моменты счастья. И позавчера был один из них.

Потом подошла Нина Шацкая, певица. Познакомилась со мной и сказала, что очень любит меня читать, и что мои записки ей однажды очень помогли. Тоже было приятно и смущенно.

Ну и один из гостей, брат моего старого знакомого сказал, что полностью согласен с моим постом насчет говнонародца из Кущевской. Я рассказала ему о женщине, которая не помогла умирающему от удара колесом. И добавила, что надежда только на формирующееся гражданское общество, на подростков, которые расследовали, раскопали, объединились вокруг чужого горя. И тут вот так грустно мне человек говорит, что это пустые надежды, что никакое это не гражданское общество, и ниц с тэго нэ бендзе. И вот как-то чувствуется по человеку, что он -- не огульно пиздит, а реально фишку сечет. Когда пиздят огульно, то рады. Огульно всегда воодушевленно и радостно хуйню несут. А тут - тихая горечь. Дядька способный, приятельствует с моими друзьями, бабло зарабатывать судя по всему умеет и чего-то понимает в жизни, причем, видимо, существенно больше, чем я. Многие мне говорили, что перспектив тут никаких, но он как-то так сказал про пустые надежды, что я почему-то поверила.

Потом вышла именинница. Пожурила, что не поднялись к ней насовсем. "Я же вас пригласила. Тем более, вы -- подруга И. Она мне о вас столько хорошего говорила". Опять обо мне близкие люди за глаза говорят хорошее. Опять приятно. Пока мы пели про Белую акацию" друг номер один доел огромную рыбищу.

-- Ничего себе, -- говорю. Ты только что слопал на Стрелке огромную грилевую колбасищу, размером со шланг от пылесоса. До колбасы ты умял три с половиной брушеттины. Не прошло получаса - ты один съел огромного сибаса. Силен жрать, мужик!
-- Теперь ты видишь, что уже все на это обращают внимания, -- зашипела его дама сердца.
-- Да, брателло, -- смеюсь, -- сегодня определенно не твой день.
-- А я сегодня еще в одну харю бутылку шнапса выпил, пока из Цюриха летел. И знаете, что я вам скажу? -- Идите вы все в пизду.

Вечер переставал быть томным, и мы вышли на улицу. Пить теперь за рулем нельзя вообще. Раньше я водочки полтинник принимала, через час меряла алкометром, который, пардон, это уже не пиар, а просто к слову пришлось, я в LeFutur как раз и покупала. И всегда у меня было даже меньше нормы. Ну, и ехала потихоньку. А теперь нельзя вообще. Жаль.

Пришлось давать концерт во дворе Стрелки всухую. Сначала пели "Сашу", потом я попробовала спеть "Семнадцать лет" из Рины Зеленой. Не вышло. С одного раза не запомнила ни слова, ни мелодию. Зато потом спела Коханый, и Мiсяц на небi. После "Чому ж я не сокил" мы стали разъезжаться. И уже у дома я поняла, что забыла ключи. Можно было разбудить консьержа, ясен пень, хотя его хуй добудишься. Но запаски у него нет по-любому. Стала думать, как так получилось. А вот как. Закрывала за мной дверь моя помощница. Она же нашла мой ключ от машины в одной из Шанелек. И пока я радовалась ключу машинному, ключ от квартиры прекрасно висел себе в ключнице. О себе не напоминал, потому что она с дверкой.

Хорошо еще, моя умная помощница не отключила телефон. Счастье. Иначе бы куковать мне до утра. Поперлась к ней на Можайку. Домой вернулась только к четырем утра, усталая, но довольная.