April 13th, 2010

божена

Вот и на моей улице перевернулся грузовик с пряниками

Савранский дождался своего часа. Добродетель, чтобы мы о ней не думали, иногда вознаграждается. После моего страстного призыва к Руж Бани Руж компания прислала мне огромную коробку косметики в подарок. В коробке было все, что я не смогла купить в магазине плюс прекраснейшие items на пробу.

Два тональника -- высокий и плоский. Две потрясающие блестелки, на отсутствие которых я обиделась неделю назад. Румяна, которые сняли с продажи, но для меня нашли в закромах. Длинный белый карандаш для свежести взгляда, который я тоже не смогла найти в магазинах. Потрясающая кисть для мейк-апа. Нежно-розовые помада и карандаш. Блеск для губ. Зеркальце. И еще куча всякой всячины. Подробный рассказ и иллюстрации я помещу в сообществе to_look_better.




Иногда вознаграждение можно просто попросить, и оно тут же прибудет. Спасибо читательницам сообщества, которые сообщили мне о покупательском аншлаге и надоумили меня обратиться за ответной любезностью. Да, к небесной красоте коробке прилагалось личное благодарственное письмо от основательницы компании. Она, видимо, англичанка. В фамилии разобрала я приставку de -- французскую вроде. А в заглавии письма написано to nome de plume. Или не plume -- слово опять не разобрала. Бумага совершенно неземная, я бы на такой письма каждый день писала. И заклеено письмо вишневым сургучем.



божена

Девочкам

http://community.livejournal.com/to_look_better/116415.html
http://community.livejournal.com/to_look_better/116199.html

Показала в сообществе, какой еще косметикой я пользуюсь. Раскритиковала упаковки Nars. Похвалила корректирующую палетку Мейк-ап Форевер и их же тушь. Рассказала о хайлайтере и светящейся базе.
божена

А вот кому дивный комбез от Иры Гафиной, а?!!!

Друзья, маленький анонс. 24 апреля в субботу в офисе радиостанции Серебряный Дождь на Динамо будет распродажа шмоток звезд в пользу детского дома. Свои вещи будут приносить гламурные московские барышни и до последнего клиента будет распродажа. Я сегодня отдала туда пакет шмоток, там есть симпатичнейшая атласная юбка Chloe, но мои скудные пожитки ничто по сравнению с богатствами, принесенными Ксенией Собчак и Светланой Меткиной.

Есть и одна вкусняшка. Отличный комбинезон собственного производства отдала на распродажу Ира Гафина. Так что, не пропустите. Отличный комбез, на невысокую девочку, прелесть и лапочка. Вот он.




Не пропустите отличную благотворительную распродажу на Дожде, 24 апреля. С утра и до последнего клиента. Если что-то останется, то будут продавать и 25, но не факт.
божена

Красотища

Дорогие читатели, вот какой у меня вопрос. Мне страшно нравится все, что делает Ира Гафина. Ее ободочки, бейсболочки, браслеты, сарафаны. Я под катом это все покажу сейчас. Конечно, покупать это у нее дешевле, чем в ЦУМе и ГУМе.

Это лично мой ободочек

Расшитые бисером бейсболки стоят от 10 000 до 14 000 тысяч. Сарафаны по 10 000. Браслеты по 4000-5000. Ободочки - 4000 рублей. Есть пляжные сумки, рубахи, платки.


Цена на бейсболку обусловлна тем, что это ручная работа, бисер, старинное кружево на некоторых. Лично моя - красная, но она под катом.

Я хочу в Ириной мастерской на Патриках устроить распродажу. Посидеть один день поторговать. Заодно и с читателями познакомлюсь. Это первый этаж, красивая мастерская, Патриаршие. Зачем это надо мне, пока говорить не буду. Цели вполне себе благие, но озвучивать их и тем самым снимать пенки с говна -- не буду. Я сейчас покажу все, что я наковыряла в закромах родины. А вы пишите в почту, если я в одну из суббот денек заторгую, оно вам надо? И цены реальные? Да, чайник там есть, чашки тоже. Чаем поить буду.


Collapse )
божена

Страшная история - это надо помнить



Для чего же повесть эту
Рассказал ты снова свету?
Оттого лишь, что на свете
Нет страшнее ничего...




Сегодня наблюдала историю. Меня от нее просто затрясло колбаснуло так, что до сих под подбешивает.

Я всегда говорила, что первый враг человека это мать. Точнее, говноматка. Бывают свиноматки, а бывают говноматки. Вот если мать -- говноматка, это, конечно, полный пиздец ребенку, какой бы взрослый он ни был. Говноматок надо отправлять в газовые камеры без сожаления, без суда и следствия.

Историю рассказываю с разрешения участницы. Так что, не волнуйтесь. Это, как говорил папа Бруштейн, надо помнить. Знать и помнить. И преступные родители должны знать, что их преступления против души ребенка будут ославлены.

У меня близкая знакомая отличный хирург-гинеколог. А другая знакомая -- давно увлекается косметологией, сто лет назад, точнее -- семь лет назад еще в Питере верхнюю губу жиром собственным подкачивала. Потом перестала раздувать губы, вроде, только ботокс колет, но ухаживает за лицом хорошо и тщательно -- вся легкая косметология, тут с ней есть о чем поговорить.

И вот у второй знакомой случились очень серьезные гинекологические проблемы. Пришлось оперировать. И так все вдруг, так неспокойно это все --- женское оно же ведь редко болит, обычно девочки приходят/девочек привозят, когда уже все запущено так, что только резать. Ну, а я свела вместе хирурга и девочку. Так я оказалась в этой истории.

Поскольку я свела, поскольку приятельствую с обеими, я приехала навестить их обеих. Девочка в палате. И вот к ней приехала мать. Ну, а мать там -- я про нее много слышала. Дура. Распущенная психопатка. Холодная. Все время виноватящая. Чудовищно эгоцентричная. За пять минут общения я услышала какое-то невообразимое количество слов "я" и "мне". И на двадцатом "мне" хотелось уже врезать ей ногой по ебалу. Кстати, я удивилась, чего она приехала -- вроде бы они не близки.

Ясен пень, приехала говноматка за какой-то своей говнонадобностью, а вовсе не навестить -- ей какая-то дочкина подпись была нужна под чем-то, потому что "я-я-я и мне-мне-мне", а дочка очень неудобно, конечно, это все именно в тот момент с операцией устроила, когда "я-я-я и мне-мне-мне" что-то там планировала. И вообще, эти штуки вообще можно было не оперировать, вон, пишут, что необязательно, (хирург, конечно, дура, а говноматка лучше всех все знает). И это замечание про "необязательно оперировать" звучало как то, что дочь опять устроила говноматке неудобства, а дело-то пустяковое, она вон нарочно раздувает это в операцию, чтобы привлечь к себе внимание, (и, соответственно, отнять его у говноматки).

Якала и мнекала она минут пять. На пятой минуте ей хотелось задвинуть ногой по ебалу и раздавить ее, как мокрицу. Ибо когда убогое, некрасивое, несостоявшееся существо якает и мнекает, как будто оно суко президент или как минимум академик, это особенно мерзко. Хочется тряхануть за шкирку со словами: "Яяяяяяяяя -- последняя буква в алфавите. Ты -- никто. Ты, правда, никто. Это абсолютная правда -- гордиться и якать тебе нечем. Жизнь твоя убога и бездарна. Усекла?"

Я пыталась перевести разговор на дочь говноматки, намекала, что говноматка -- не самое интересное для меня тут существо, и что давайте о дочери и о ее операции поговорим. Вот она лежит, ноги в бинтах, конечно, тяжело все это, ей, бедняге. Знаете, что ответила на это говноматка? Вы никогда не догадаетесь. Говноматка, поджав губки, сказала:

"Ну конечно! Еще и не то будет! Если человек себе так посадил иммунитет!"

Я охуела. Ну, где гинекология, где иммунитет, мы все понимаем. Тем не менее.

-- Это чем это она себе иммунитет посадила?! -- спрашиваю я.
-- Ну, она себе же губу увеличивала. А между носом и ртом точка иммунитета. Мне это разные люди говорили.

Говноматке так важно было сделать дочь виноватой во всем, что происходит в ее жизни, даже гинекологию, онкологию, в конце-концов, пусть и не злокачественную, но вроде бы -- чего-то атипическое там нашли -- и это повесить на нее. Говноматка знала, что губу дочь накачивала своим собственным жиром дай Бог семь лет назад, после этого ничем вообще не болела -- здоровый человек в принципе. Но никакие наши аргументы говноматка слышать не желала. Она, поджимая губки, твердила: "Ну, иммунитет разрушается, не сразу же это все срабатывает. Могло и через семь лет сработать".

Смотреть на девочку было страшно. Страшное, безнадежное горе отверженного, нелюбимого и вечно виноватого ребенка -- мое сердце этого зрелища не выдерживает, я это видеть не могу. Пришла подруга-хирург, сразу увидела, что меня трясет, желваки играют, и утащила меня в коридор, а после в кабинет. Иначе бы я эту говноматку забила насмерть. Ногами. Я была к этому близка....
божена

В догонку

У меня было нечто похожее, такое же безнадежное горе, как у девочки сегодня, но существенно в меньшей степени. Это было, когда моя собственная матушка сварила мне бульон с кожей и потрохами и не процедила его шумовкой. Я приехала после пяти лет разлуки, и единственной едой в доме был непроцеженный грязный бульон. Я тогда приехала в Питер на два дня чуть ли не впервые за пять лет.

Ну, а когда я приехала на день Рождения в Питер после Куршевеля, с больной печенью, с отравлением, матушке было лень вставать к сковородке, и она решила запечь кругляшки кабачка, обваляенные в панировке. "Жарить это же надо переворачивать", - пояснила она. На это у нее времени не было: "Как ты не понимаешь, я на двух работах. Это же ты можешь всю работу сделать за один день (*кагбэ намекает, что она -- бедная труженица, а все остальные виноваты в том, что незаслуженно бьют баклуши*), а у других людей -- дела!"

В результате, перед ребенком с больной печенью, после отравления была поставлена тарелка с пятью черными, -- я не преувеличиваю -- угольно-черными кругляшками. Обуглышами. Они сгорели в духовке, и матушка, не повернув головы качан, поставила их передо мной. Месседж "пошла ты на хуй" был услышан. Выводы я сделала.
божена

(no subject)

http://tygodnik.onet.pl/30,0,44315,spasiba,artykul.html
Господи, я заплакала. Прочтите. Ах, март-апрель, какие слезы....

Мы, граждане Польши, которая на протяжении последних семидесяти лет не могла примириться с потерей своих лучших сынов, убитых в катынском лесу, обращаемся к гражданам России с благодарностью за их призыв к примирению.

Мы тронуты той помощью и солидарностью, которые обращены к нам как со стороны российского государства, так и со стороны простых россиян в этот  трагический для нас период. В авиакатастрофе под Смоленском вблизи Катыни мы потеряли не только главу государства, но и снова, как и семьдесят лет тому назад, часть элиты независимой Польши.

Преступление, совершенное по отношению к польским офицерам в 1940 году, разобщило наши народы на многие годы. Сейчас мы стоим орошенные кровью наших современников, капли которой в очередной раз просачиваются во все ту же землю. Оба эти события объединяет место и боль, и если первое было следствием сталинского террора, который затрагивал и самих россиян, то второе оказалось несчастьем, за которое мы не можем винить хозяев российской земли.

Переживая сегодняшнюю трагедию, мы понимаем и чувствуем, что мы не одни, как это было семьдесят лет тому назад. Мы ощущаем, что рядом с нами, объединяясь в сочувствии и говоря на всем понятном языке жестов и помощи, находятся власти и граждане России – государства, являющегося правопреемником СССР. Мы воспринимаем эти жесты и слова особенно ощутимо, ибо они являются отрицанием сущности преступления многолетней давности – они являются манифестацией такой России, которой мы всегда желали ее народу.

Мы – граждане Польского Государства, но в то же время мы духовные дети поляка Папы Римского Иоанна Павла II. Это наследие обязывает нас просить слова, не оставляя этой солидарности без ответа.

Поэтому мы обращаемся к российскому народу: пускай эта свежая кровь, разлитая под Катынью, объединит нас, пускай поможет нам примириться друг с другом. Пусть станет знаком нового начала в российско-польских отношениях, которые не отягощены недоверием, ложью и обидами. Пусть поляки и россияне сообща станут для всего мира примером того, что можно быть выше жестокой судьбы. Ибо мы верим в то, что нас объединяет общее убеждение: побеждает не зло, побеждает и торжествует только добро!

За то добро, которое мы получаем от Вас в эти дни, мы благодарим Вас от всего сердца. Мы очень надеемся на то, что вместе с Вами мы можем создавать благо в будущем – благо для Польши, для России, для Европы и для всего мира.


Здислав Юрковски, Ксендз профессор Ян Щепаняк, Александер Галос, Бартоломей Сенкевич
Фонд Европейских Исследований «Сарматия» („Sarmacja”) в Кракове


Малгожата Ноцунь, Анджей Бжезецкий
Новая Восточная Европа (“Nowa Europa Wschodnia”)


Ксендз Адам Бонецкий
Тыгодник Повшехны (“Tygodnik Powszechny”)


Марек Дзевенцкий 
Портал Oнет (www.onet.pl)