August 29th, 2009

божена

Дом Марии и Тибо

Немножко расскажу о Монако-2009. Приезжала моя мама, и мы с ней ездили в Экс-Ан-Прованас. Я много слышала об этом городе, охраняется Юнеско, решили, что надо посмотреть.

Сразу скажу, легко можно было и не ездить. Город как город, запущенный, грязный, ничего особенного. Уговорить маму на дорогой отель было невозможно, даже если плачу я. Посему Des Augustins отпал. Мама забронировала по интернету трехзвездочный симпатичный отельчик. В прованском стиле. Прямо в центре. С милым садиком. Приезжаем. Ну, не Баглиони, конечно, но чисто, cute, одну ночь переночевать можно. Но буквально через минуту я понимаю, - что-то не так. Трудно дышать, першит в горле, какая-то непонятка, причем - неприятная непонятка.

Озираюсь вокруг. И понимаю, что над изголовьем кровати приклеен красный ковер, причем, сука, синтетический. А синтетические ковры - мои страшные враги. Провожу рукой по этому уроду. И тут - как в фильме ужасов. На руке остается красный песок. Ни ворс, ни катышки. А именно что - песок. Струйкой сыпется он с ковра, когда проводишь по нему рукой, осыпается на подушки. А на руке, когда проводишь по стене - вот как-будто рука мокрая, и ты ее в прибрежный песок положил.

Мать, - говорю, - мне пиздец. Это гарантированная астма, если не онкология. Эта хрень сейчас забьется в легкие, я уже кашляю, и меня отравит.

Мать, конечно, злится, что вечно со мной каши не сваришь, вечно претензии. Я стою на своем - это токсично спать с таким ковром. Идем к портье, (а деньги уже заплачены). Требую другой номер (на картинке не было никаких настенных ковров). Якобы все-все номера заняты. Хотя все они из садика видны, окна распахнуты, никого там нет. Я стращаю дурным отзывом на booking.com и на venere. Нам возвращают деньги и желают удачи в поиске отеля в выходные.

Жара. Злющая мать. Я, раз в минуту делающая "кхе-кхе". Идем мы, солнем палимы, отель искать. Сначала заходим в помойку. Потом заходим в двухзвездочный отель - чисто поинтересоваться, где бы тут нам приличное место недалеко добыть. На ресепции оказывается очень богемный чувак, который говорит, что возможно, он нам и поможет. Есть, говорит, одно место. Именно вам там понравится. Найти только его сложно. Куда-то звонит. Открывает дверь. И
с улыбкой показывает нам дверь напротив.

Вывески нет. Крохотная табличка "Сады Марии". Открывает милый молодой человек в очках. Заходим. Это дом. Особняк 17 века. Никаких признаков гостиницы нет и в помине.

Так, говорю, давайте сразу: "У вас нет ковров? Дело в том, что я ненавижу ковры".
"Я тоже, - отвечает юноша, - просто ненавижу. Ковров у нас, слава Богу, нет".

Сады Марии оказались гест-хаусом. Особняк принадлежит родителям Марии. Его дорого содержать. И потому на первом этаже сделали пансион. И это был самый славный пансион в моей жизни. Соотношение цена-качество - потрясающе адекватное. Три очаровательные комнаты. С милейшим дизайном. Завтрак в саду. Большой лаунж, в котором можно валяться, готовить, кушать варенье, которое варит милый юноша Тибо. Очаровательное семейство. Комнатки вылизанные. Ребята сами и готовят, и стирают, и убирают. За завтраком очень симпатичные богемные люди. Куча общих тем. Подсказали массу интересного в Провансе.

После обеда мы отдыхали в саду. К нам выбежала ласковая серая кошка. А за ней - к нам побежала черепаха. Я такого никогда не видела - черепаха реально побежала и довольно быстро. Мы думали, черепаха нас приветствует. Оказалось, ничего подобного. Черепаха любит кошку. И куда бы кошка ни пошла, бежит за ней и льнет к ее хвосту. Фотографии покажу сейчас.

Да, с удовольствием гестхаус Марии я вам рекомендую. Честные трудолюбивые люди. Любят свое дело и с уважением относятся к нему. Очаровательные комнатки. Очень чисто. Очень уютно. Очень стильно. И во всем такая продуманность, такое желание сделать хорошо, что думаешь - дай Бог вам здоровья, ребята. Сами готовят лимончелло, сами варят варенья, сами завтрак гостям в саду делают, очень любят свой дом.

Все номера двухэтажные, потому что потолки - 5 метров, а места мало. В комнате за 105 евро очень стильная ванна, очень красивый санузел, но мы его почему-то забыли сфотографировать. Антикварная мебель. Двухспальная кровать. А в нашей комнате, где две кровати и места меньше, душ, но стильный, чистый, с красивой раковиной. Дом прекрасно вентилирован. Не жарко. И очень уютно там тусить. Хочется сделать приятное хозяевам, которые так трепетно к бизнесу своему относятся.

Да, резервировать надо заранее. Там все переполненно. Чтобы нас поселить, людям из нашего номера пришлось переезжать в другой, где одна двухспальная кровать, чтобы нам отдать две кровати.

Имеет смысл ехать, когда в Провансе сезон лаванды. То есть, до 15 июля. Тибо - официальный гид по Провансу, аккредитованный от министерства культуры. Ну, и еще имеет смысл ехать по антикварным местам вместе с ним, стоит это, по-моему, 50 евро.
божена

(no subject)

Картинки в галерее я подписывать не умею, и потому расскажу так. Зеленое это сад, в котором стоит особняк. Остальное - номера и комнаты. Называется это место Le Jardin de Marie. А стол, за которым завтракают и полдничают жильцы, называется табльдот. И вообще, вся эта табльдотная культура, когда за завтраком знакомишься с людьми, общаешься, мне очень нравится. Такой же есть офигительный gesthouse в Лондоне, я когда-то о нем писала.

Где поесть в Экс-Ан-Провансе? А поесть там в ресторане Chez Charlotte. Но в августе он закрыт на каникулы. Дешево, вкусно, по домашнему.
божена

(no subject)

Вылет задерживается, и потому сижу рассказываю о путешествиях. Марсель чудовищен. Черные, арабы, грязь непролазная, разруха и общий кошмар. На Нотр Даме меня слегка ударила машина, выезжавшая с парковки. Я треснула этого козла кулаком по выезжающей части и обозвала пидорасом. Козел оказался русским. Не извинился, вылез осмотреть машину. Полицию не вызвали, потому что во Франции это дело бесполезное.

Буйабес ели в ресторане Мирамар в старом порту. Обратно попали в чудовищный поезд. В вагоне второго класса, куда из принципа уселась мама, не работал кондюк. Весь поезд задыхался, окна были наглухо заварены. Как в бане - не фигурально, а буквально. Настоящая газовая камера. В итоге, перетащила маму в первый класс. Там тоже был ад адский. Кондюк, конечно, работал. Но в наш вагон залезли омерзительные арабские гопники. Гопники ходили голыми по пояс. Гопники курили. Гопники врубали музон и садились своими жопами на ручки кресел людей, которые специально потратились на первый класс, чтобы такого рода шваль там не тусовалась. Отвратные, мерзотные урки.

Было их четверо. Нас в вагоне - минимум сорок человек. Все потратили деньги на первый класс. Никто, кроме нас, не попытался хоть что-то предпринять. В СССР такое хулиганье выводили бы всем автобусом. Здоровые мужики вроде ехали, и никто по репе не надавал. У меня даже барсук бы вмешался, - офицер все-таки.

Озверев от распоясавшегося быдла я пошла искать хоть кого-нибудь из SNCF. Во всем поезде не оказалось ни одного человека. К машинисту не пройти. Мать, - говорю, - ты уже у нас кунфуист. Ты сможешь хотя бы одного уебать?
- Ну, в принципе если клиент будет стоять спокойно и не дергаться, то врезать я ему смогу.

За полчаса от дома мать не выдержала, сжала кулаки и чуть не ринулась в бой. Мы орали на французов, что это их страна, и что надо защитить себя от жителей бывших колоний, и что они сами заслужили Клиши, потому что посадили себе на шею скотов.

- Вы из какой страны? - спросили француженки
- Из России
- Понятно, - вздохнули соседки. И объяснили нам, что полиция никогда не приезжает и не связыватся с хулиганами.

Голые арабы, увидев кулаки, присмирели. Такое ощущение, что они нарочно испытывали терпение. В морду типа просили. Проходя мимо матушкиного кресла, сказали сорри. Перед тем, как покинуть поезд, объявили вагону, что они выходят, и представление закончено. Я была так убита, что даже на ДР друга Майки пошла еле живая. Там принцесса Мелани, (я еще увижусь с ней в Отеле де Пари) объяснила мне, что Франция это социализм, что полиция там не работает вообще, и что вся эта история очень типична. А наш консьерж в доме - из Шри Ланки - сказал, что у себя на родине арабские молодчики так себя не ведут. Что там они очень боятся полиции и сидят тише воды, ниже травы. И что его отец, который живет в Бесоле (над Монако) упертый и ежевечерне вызывает полицию. И никогда никто не приехал. Почему французы позволяют полиции так работать, я не знаю. Но грустно очень.

Да, всех гопников, проживающих в Бесоле, в Монако знают поименно. У каждого из них есть бумага, что в Монако они not allowed. И ежели кто из них зайдет, то в камеры все видно, и его сразу упекут в тюрягу. Да, год назад в Монако схватили русского афериста Двоскина, долго вылавливали, а Россия его отпустила.

Возвращаясь к Марселю - каланки-бухты красивые. Город - ужасный. Ни одного европейского лица - одни жители бывших колоний, нищие и грязные. Красивое место - Лонгшамп, но путь в него лежит тоже через помойку, и наш Петергоф - лучше.
божена

Градусники

33.51 КБ

Мечтала купить навесной градусник, но у них такой удивительный плюрализм в показаниях обнаружился, что не рискнула.
божена

(no subject)

Короче, зря нас понесло в Прованс. Надо было сидеть в родном Монако, на Монте-Карло Бич загорать и слушать по вечерам доктора Гэббса в Отеле де Пари. Сейчас покажу картинки монакские.
божена

Монако

Много было приятных встреч в августе. Очень приятный ужин был на Кап Феррат у друзей. Приезжали Фельдманы из Германии, - подруга Маша с мужем Димой. Маша отличная диджеиха, а Дима так и вовсе хозяин русской газеты и русской радиостанции в Берлине. Ужинали с ними сначала в Монако, потом в Африкан Квинс в Болье, - там лучшая на свете пицца с трюфелями. Потом с компанией олигархов пели Соловьева-Седого в Авеню 31. Наверно, на всем Лазурном берегу мы такие одни прекрасные - половину ужина вспоминали лучших исполнителей партии Евгения в Евгении Онегине. Звонили даже в Москву, одному дивному папе, узнавать, кто лучше всех пел до войны. Я нахожу, что Хворостовский поющий Евгения с Рене Флеминг, лощеный хлыщ и фат, и что глядя на него, не сомневаешься, что опасения Татьяны насчет хитрости презренной в самую точку. А Мазурок мне просто мертвым кажется. Мне нравится, как Отс три сезона пел с Вишневской. Хотя Татьяна - Вишневская не моя, Флеминг мне нравится, как Татьяну поет.

С московским приятелем Серегой забрели на вечерную рюмку в Метрополь и выслушали удивительные любовные истории, но рассказывать пока что не буду, - самые вкусные истории у меня тырят, и потому как-то жаба душит помогать кому-то гонорар отбивать.

В один из дней пообедали с Серегой Колушевым из Лондона. Он опять на славной лодочке пришел в Эркюль. Ходили на Леонарда Коэна. Коэн велик, прекрасен, мы его закидали цветами и забисировали. На Коэна, конечно, вся русская Лазурка пошла. Один стол - Ника Белоцерковская с Борей, питерские, Ксения Собчак и Ульяна Хачатурова. Неподалеку большая компания Сереги Колушева с государевыми людьми и Сашей Шенкманом. Еще рядом Маша Ласкала с супругом. Очень забавные братья хохлы. Один добрый голубоглазый блондин, женат, двое детей, душа-человек. Брат похож на него, только злобный, ходит на всех волком смотрит, и девушки от него в рассыпную.
божена

Ника

Ника Белоцерковская замечательно готовит, но это не новость. Весь август у нее были застолья. Спасибо Нике, килограмма два я набрала только на ее харчах. К Белоцерковским все подплывали с моря, садились в тендеры и уже по скале забирались на виллу. Никин родственник умеет руками определять качество ковра не глядя, - чисто по узлам как-то, интересно это. В доме работает очень тихая девочка, бесшумно помогает, но готовит Ника только сама. К кухне не подпускает никого. Дети сытые, тусят своей компанией. Когда уже места в брюхе нет совсем, Ника выносит сорбеты личного изготовления - черная смородина, абрикос и клубника. Сейчас покажу ее кушанья.
божена

Ничка

А яркое кушанье в латке - это курица с куркумой и апельсинами - совершенно сумашедшая. Еще подавали пирог-киш, но картинки у меня нет. Клафутти с черникой, сумашедше приготовленное, я не сняла, так как лопала совершенно забыв про то, как культурным девочками положено есть в гостях.

Ника совершенно в запарке пишет книгу. Никуда не ходит, и даже с Коэна побежала домой быстрей, уселась за компьютер. Уже делают макет с художником.

Большое доброе семейство уплетает ужин. Дети своей жизнью заняты. Терраса. Цветник. Море шуршит. Дом очень красивый, но при этом - живой, не мертвый порядок, а как-то хорошо внутри, уютно. Я всегда хотела быть такой мамашей-домохозяйкой, чтобы герань на окне, дети накормлены, сытый муж довольно урчит. И не страшно жить дальше, - знаешь, что деньги не кончатся завтра, и если что, муж не сдаст, а всегда сможет встать каменной стеной. И можно расслабиться, не боятся будущего. Тихая мирная домашняя жизнь.
божена

Адью!!!!

Через несколько часов вылетать, и посему я решила совсем не ложиться. Всех обнимаю, а мне - хорошего полета. Яночка, я еду загород, и очень кратко и деловито, - у друзей маленькая пати. Посему врядли смогу позвонить, - мы просто out of town будем. Но если я в октябре приеду наподольше, то обязательно наберу и пойдем сконы лопать куда-нибудь.