May 27th, 2009

божена

(no subject)

Подумала вот о чем. Никогда и ни на какой работе я не была подчиненным. Надеюсь, никогда и не буду. Я всегда и во всем - партнер. Тексты это топливо, на котором едут журналы и газеты. Это бензин издания. Я - поставщик читаемых и востребованных текстов про светскую жизнь. Бензозаправщик. И я заинтересована в любом издании не больше, чем издание - во мне. Я готова нести ответственность за свои факапы, но и не готова оставлять без внимания нарушения любого смежника.

Для того, чтобы спрашивать с других, для того, чтобы иметь право на уважительное отношение, я никогда не задерживаю дедлайны в Известиях, - там, где у меня постоянный контракт. Для того, чтобы иметь право на взаимное уважение, я вовремя приношу все чеки и скурпулезно отчитываюсь по известинским финансовым расходам и командировкам. Могу сказать, что пока стратегия себя оправдывала. Андрей Реут, как редактор, платит мне взаимностью и не подводит меня. Он часто и с удовольствием идет навстречу мне, я иду навстречу к нему, - если он просит о неуставном одолжении, я его делаю с радостью. Также и финансовый директор и бухгалтерия. У нас хорошее, развитое сотрудничество. Я - чеки и служебки день в день. Они - день в день деньги.

На работу на радио Мегаполис, где у меня тоже постоянный контракт, я прихожу ровно в пять, за два часа до эфира и всегда готовлюсь к нему. В этот раз, из-за сломанного телефона я пропустила эфир и не смогла отзвониться. Но на радио все знают, что я ответственный человек и педант. И потому никто не стал ругаться, все все поняли.

Те издания, кто платит сильно после получения текста, рискуют получить задержку и от меня. Ибо первоочередная работа - постоянные контракты.

Я уважаю время своего коуча, и потому стараюсь не опаздывать к ней. Редко, но опоздания случаются. За всю историю наших отношений, это было два раза - в дикие предновогодние пробки и в перекрытое кольцо. Коуч взаимно любезна со мной, она никогда не задерживает время наших встреч, а об изменениях в расписании извещает заранее.

Тоже самое и в семье. Я признаю за любимым право на ошибку. И никогда не ругаюсь после слов "извини, отогрею". Извини так извини, вопрос снят. Но тогда право на ошибку полагается и мне. А всякое уклонение от партнерства меня бесит. Я так не играю, грубо говоря. Если меня грозят вычеркнуть из жизни, когда я на два часа ухожу к подругам, я готова смириться. Но тогда пусть и он не уходит из дома с корешами тоже. Просто из принципа.

Если меня больную с температурой 39.5 можно не лечить, то это правила игры для обоих, но тогда и я не приеду в случае сердечного приступа, инсульта и прочих пакостей типа онкологии, ибо я откликаюсь в точности так, как аукается. И никак по другому. Если с моими чувствами не считаются, то автоматом получаю право не считаться и я. Если он злится, когда я разговариваю с ним мимоходом, то это значит, право злиться, когда мне уделяют меньше времени, имею и я. И наконец, если я в трудную минуту утраты была с ним, это автоматом значит, что в аналогичную минуту на моей улице ему придется возвращать долг, - а именно, помогать мне вылезать из горя и болезни.

Иными словами, я, несмотря на букет национальностей, абсолютный ветхозаветный еврей, и не сойду с этой позиции ни на йоту. Строго за око не больше и не меньше, чем око. А за два рубля не меньше, чем два раза по рублю.

Я - очень хороший, очень честный и очень надежный партнер. Я держу слово, я - договорная и пунктуальная. С ответственными людьми можно иметь дело и дела. Но все мои исключительные партнерские качества будут распространятся только на партнеров. В любви ли, в творчестве ли, в работе ли, в дружбе ли - жестко без торга согласна только на партнерство, а не самодурство.

ПС
Почему-то мои друзья всегда относятся ко мне также, как и я к ним. По-партнерски. Заказчики не на постоянном контракте, а от случая к случаю тоже крайне уважительны. Любовников приходится специально держать на расстоянии, чтобы они не объегорили и не зарвались. А вот с постоянным мужчиной - труднее. Удержать партнерство, не сдать территории, оборонять равные права зачастую не получается. Тоже самое и с постоянным казеным домом, к которому я по-человечески привязана. Похоже, что моя привязанность провоцирует у постоянных партнеров желание меня объесть, ущемить, поразить в правах, приподвинуть. Из партнерства и конструктива уехать в "я так сказал, и не ебет". Так вот, ни хера. Или мы договариваемся, или я -- не в доле.