December 18th, 2008

божена

(no subject)

В ru_autism появилось письмо большого умницы, отца аутичного ребенка. Это замечательное письмо. Каждый читает то, что он хочет, и я - не исключение, я прочла в обращении Антона Аксюка то, что важно мне.

Будучи родителем больного ребенка, автор, тем не менее, признает, что общество ему ничего не задолжало. За фразу о мире "мы не должны его наказывать или судить" отдельное большое спасибо.

Я считаю, что у инвалидов есть неотъемлемое право на нормальную человеческую жизнь. Пандусы, походы в театр, автобусы с подъемом для инвалидной коляски, удобные туалеты. Все это нормальные человеческие права здоровых. И только. Никаких сверхправ у слабых нету. Иначе получается предательство сильного. И если отдельные представители мира холодны к инвалидам, они имеют на это право. Я могу, если хочу, относиться тепло и помогать по мере сил. Но я не обязана это делать. И никто не обязан. Никто. Общество не имеет право дискриминировать инвалида, отказывать ему в посещении театра. А вот запрещать снимать его во время спектакля имеют полное право БЕЗ ОБЪЯСНЕНИЯ ПРИЧИН. НЕ ХОЧУ - ЭТО ПРИЧИНА. Вы что, детей не любите? - Люблю. А почему журнал не покупаете? - Не хочу. И извольте уважать это "не хочу". И не надо за это судить.

Надо признавать право здорового человека на отказ. Очень важно вести подобные переговоры, признавая это право и не настаивая на своих вымышленных преференциях. Тогда отказов будет существенно меньше, а понимания - больше.

Отдельно скажу, что я бы на месте худрука, разрешила бы съемку, если б меня не хватали за горло и не прессовали.


UPD Вита Рамм: " ...As for me, то я не люблю когда обижают инвалидов, но когда спекулируют на инвалидах - не люблю еще больше".
божена

(no subject)

Очень коротко, всего два месяца - март и апрель 2008 года - я была инвалидом. Натуральным. С коляской. Потом с костылями. Потом с башмаком и палкой. Хотелось ли мне какого-то особенного к себе отношения, преференций каких-нибудь? Точно помню, - нет.

Мне хотелось, чтобы везде, черт возьми, были пандусы. И чтобы я, наконец, перестала быть в тягость окружающим. Перед ними было неловко за доставленное неудобство. Поэтому я все время извинялась. И это меня тоже раздражало, а бравировать своим положением я не хотела. Раздражали скакания на одной ножке пол этажа до лифта, пол этажа с лифта. А этажи огромные, а потолки у нас по 4 метра. Раздражали сочувственные лица встречных. Хотелось обычного нормального отношения. И чтобы не циклились на моей безногости: никакого "инвалидам везде у нас дорога, инвалидам - везде у нас почет", но и никакого хамства, просто на равных. Подумаешь, большое дело, человек с костылями или в коляске. Это все равно, что в очках. Или со слуховым аппаратом.

И хорошо бы устроить быт, социалку и общественное мнение таким образом, чтобы коляска или аутизм приравнивались к очкам. Мы ведь не дискриминируем человека в очках, но и не расстилаем перед ним степь, выдавая ему поток липкого сочувствия и ушат преференций.