December 13th, 2008

божена

(no subject)

Иду домой с тусовки. Поужинали с Веденеевой в Боне. Стоит в дупелину пьяный молодой человек. И очень добрым голосом говорит: "Солнышко, а какой сегодня праздник был?". Я, по привычке, засопела и сделала морду коромыслом: мол, напились, гражданин, как же мне надоели эти пьяные, и вообще, с незнакомыми не разговариваю. Засопела тяжелым вздохом прям как моя бабушка. А потом думаю, а чего это я, собственно, надулась? Ну, выпил человек, спросил вежливо, солнышком назвал меня, мир мне улыбнулся, пусть и таким пьяненьким лицом. Напомнил мне, что в жизни всегда есть место празднику. Надо было улыбнуться и ответить: дружище, сегодня отличный праздник - первый морозный денек! Прости, дружище, за мою надутую рожу, сегодня отличный праздник - мы живы-здоровы, чего и всем желаем. Спокойной ночи!
божена

(no subject)

Прямо таки окрылил меня bugur. Этот профессиональный врач высказал и формулировал многое из того, о чем я думала. Похоже, светлый умница. Мне не хватает таких людей в инет-пространствах.

bugur: Извините, за что я должен молчать? Меня Алексий не окормлял. Меня он только бесил. Мои жизненные принципы не совпадили с его. Я за аборты. За права меньшинств. Он против науки. Он работал на институт, а не на людей. Он сбивал людей, но даже не останавливался посмотреть, что с ними стало. Он был ещё каким чиновником. Я не скорблю о нём. Надеюсь вы понимаете отчего. Но я не теряю надежду, что церковь с новым патриархом станет лучше, чище, более гуманной. И тогда я не буду ругаться.

Слушайте, патриарх был жутким лицемером. Он мог изменить систему, но лишь больше отдалял её от истины. К чему молчать? Просто из этикета? А через полгода начинать споры? А вдруг, в ходе диспутов выясниться, что он гандон крашеный, а не человек? Обратно будете выкапывать и надругаться над трупом? ....За этим этикетом мы можем потерять истину. Эти люди не вмешивались в похороны, а оценивали личность. В этом нет ничего плохого.

Я придерживаюсь французской позиции по данному вопросу, что религия должна быть, либо в храмах, либо в частном пространстве. Вышел на улицу - спрячь крест.

....Похороны патриарха - ординарное событие. Он всего лишь глава одной из общественных организаций. Ставить его в один ряд с президентом - это вы погорячились....

Вы - изгои умственного мира. Вы тратите жизнь на веру, хотя не веруете. Например, ревёте белугой, что умер патриарх, а пушковатое рыльце даже не ведает, что по православной догматике это радостное событие и надо радоваться. Итого: тут вот веруем, а тут нет. Только вот вера не бывает мозаичной: либо ты принимаешь учение Христово, либо нет. Такие теологические кастраты и привели всю интеллигенцию к отторжению РПЦ, хотя ещё лет 10 тому назад она имела огромный запас доверия.
божена

(no subject)

Был такой замечательный священник - отец Георгий. Я могла бы сама о нем рассказать, но лучше процитирую его коллег.

Это был замечательный человек блестящего ума и образования, блестящего знания классических и новых европейских языков. Человек высочайшего уровня культуры. И все это он отдал на служение Церкви. При всём блеске светского образования он был человеком глубоко верующим, прекрасно понимающим православное богослужение и богословие. При этом он имел огромное почтение к духовному измерению человеческой жизни. Главной его чертой было сочувствие к человеку. Потому так тянулись к нему люди. Вот почему сейчас сотни людей переживают эту утрату как глубоко личную потерю. Он действительно обладал даром сочувствия. Главным в его жизни было примирение и союз всех людей. В каждом человеке он видел образ Божий. Его дар сострадания, противостояния и сочувствия физической боли наиболее ярко проявился в его почти десятилетнем служении в детской республиканской больнице. Это был настоящий подвиг. Он исповедовал и причащал часто смертельно больных детей, хоронил их и умел утешать их родителей перед лицом такой смерти. Это был великий дар утешения. По мнению настоятеля храма Покрова Пресвятой Богородицы в Филях протоиерея Бориса Михайлова,отец Георгий исполнил всё, что только может желать священник. Сверх того, он оказался не в стороне от тех тяжелых церковных проблем, которые встали перед всеми нами в 90-е годы — в отличие от подавляющего, к сожалению, большинства священнослужителей града Москвы. Очень небольшая их часть восприняла адекватно все эти вызовы времени мужественно и жертвенно. Потому что мужественно высказывать свою точку зрения, которая заведомо отличается от точки зрения большей части церковного начальства — на это нужно было решиться. А отец Георгий и не представлял себе, что можно поступить иначе. Я хочу подчеркнуть, что он поступил как человек, внутренне о Господе, о Христе, свободный.