May 6th, 2008

божена

Светская жизнь Петербурга

Ну, с возвращением! В Питере чуток пожила светской жизнью. Мадам Корпускула показала мне местный Вог-кафе -- некое место Тиффани на Садовой. Цены там московские. Народу мало: две не первой молодости дамы с большими золочеными бижу на белых джемперках и отдельно от них бульдог в оранжевом пуловере. Дамы выпили по бокалу и укатили на бежевом Бентли. Кухня в Тиффани так себе. Интерьер - промокашка со Старка московского образца.

Вкусно в Питере кормят только дома. Исключение - Строганов-Стейк-Хаус -- детище Лени Гарбара. Соучредители - московские идеологи Goodman. Музыка, в отличие от питерского Жан-Жака, не херачит децибеллами. Мясо - выше всех похвал. Тихо. Серьезно. Солидно. И WI-FI беспланый, что в Питере в диковинку.

Очень красивое кафе на последнем этаже отеля Мойка-Кемпински. Вся крыша со стеклянным полоком-стенами. Все 360 градусов - виды Петербурга, и парадные с открытки, и дворы с крышами. Сочетание темно-красных деревянных панелей и "морского" синего цвета спорно, но не раздражает. Чай ромашковый хороший.

Питер пустой. На Петроградской у нас уютно и тихо. Решительно не с кем поскандалить. Хотели с маман накостылять соседу, который поставил мешки с мусором нам под окна - мать его выследила, но пока мы собирались в атаку, пакостник унес свои кули на помойку. Так пар и не выпустили.

С домами же происходит что-то странное. На палубу вышел, а палубы нет. На Добролюбова, рядом с кораблем заставили дом ширмочкой. Хвать-похвать, а дома-то и нет. Срубили нашу елочку под самый корешок. А за компанию - и соседние дома. Мешающие здания пропадают, как люди в Чечне. Бывало, встанешь поутру, а кусок пейзажа как корова языком слизала.
божена

Отрезики

Фрейд писал об анально-накопительном характере. Я ему полная противоположность. У меня, наверное, пиздецки-расточительный тип. Я все выбрасываю из своей квартиры. Отношу надоевшие вещи в комиссионый. Продаю или выбрасываю неудобную технику. У барсука вычистила весь буфет. Классифицировала крупы по банкам. Выбросила тонну проспектов из риелторских фирм из нашего журнального столика. Унесла на помойку мешки со старыми носками и труселями. Я сама постоянно избавляюсь от баночек и пакетиков. Борюсь с тряпочками на кухне, - цивилизованные люди давно изобрели бумажные полотенца для одноразовых подтирушек, долой старые трусы с наших раковин!

Я как бы подпихиваю жизнь, освобождаю пространство для нового. Мои мама и бабушка, наоборот, всю жизнь копят пакетики, коробочки, обрезочки, сверточки. У бабушки уже комнату под хламом не видать. Все заросло быльем. И ведь как держится старая ведьма за свою тряхомундию! Плюшкин! Еле уговорила ее открыть один из чемоданов. (Всего их штук десять, и все они в комнате в углу).
Что это?
- Это отрезик. Я году в шестидесятом покупала на домашний халшатик.
- А это? - я показываю на оберточную бумагу, а там кримплен.
- Это тоже халатик хотела сшить
Выуживаю ткань в крупный цветок.
- На летний халатик.
- Когда ты покупала?
- Не помню. Ты вроде бы родилась, и я купила.

Таких мертворожденных отрезиков я насчитала штук десять. В халатики они так и не воплотились. Куда их девать - непонятно. Куча обуви 33 размера еще из Германии. Бабушка надеется ее продать. Продавать там нечего - все туфли осевшие набок, скосоебленные. Ничего, можно снести в ремонт. Кому надо, тот резинкой почистит!

- Куда ты выбрасываешь пакетик! Он еще пригодится! В него можно переложить ватки из большого пакета!
- Бабушка, а зачем тебе пластмассовая крынка из под маргарина?
- Чай ссыпать.
- А три такие крынки - три чая ссыпать?
- Отстань.
- А коробочка от чая зачем?

Еле-еле уговорила бабушку вынести на помойку один мешок с поношенными штанами, панамами, халатиками, и то она жалеет, что поддалась моим уговорам. Штаны могли кому-нибудь пригодится.

Мама! В этом кожухе ты в детстве гуляла со мной в лесу. У него уже нет воротника, и весь он разодранный. Можно выбросить?
- Будешь шуровать - выгоню.
- Ну зачем тебе эта старая овчина?!
- У тети Ляли есть дом в Подпорожье. Она говорит, холодноватый. Вдруг ей понадобится подпопники вырезать? А, вот! Стельки! Теплые стельки!!! Надо вырезать из него теплые стельки!

Я застонала, - напротив ортопедический магазин со стельками на любой случай жизни. Наконец мама расщедрилась и дала выбросить два журнала и каталог из ИКЕА.

- Мама, я не верю своим глазам! А как же летние стельки?! Ты что, не знаешь?! Лучшие летние стельки получаются из каталога Икея!
- Только не выбрасывай мешочек!
- А вот у тебя две пустых коробочки. Можно?
- Нет! Я в нее когда-нибудь уберу шурупчики.

И в этих коробчонках, шнурочках, матявочках, железячках, проводочках, отрезиках, обрезиках, пакетиках, баночках, крышечках, бумажечках, обмоточках и оберточках застаивается жизнь. Вся эта дрянь стоит, как маркизова лужа, как болотная жижа. Размазывает и рассусоливает ход жизни.
божена

Семейный архив

Моя бабушка всю жизнь в Петербурге на улице Некрасова 60 (бывшая Бассейная улица) в сером, финского модерна доме Бассейного Кооперативного Товарищества. Там она и живет по сей день. В этой квартире выросла моя мама. За буфетом часто оставалась ночевать и я. Сейчас на моей раскладушке сидят две старинные фарфоровые куклы.

У дверей в бабушкину комнату (36 метров)был сейф, заклеенный обоями. Помню, что папа несколько раз порывался его вскрыть, но бабушка и прабабушка протестовали. И вот, когда бабушка почти утратила способность к обороне, мама таки сподобилась и сейф этот вскрыла.

Там обнаружились три серебряные ложки. Пачка государственных кредитных билетов с двухглавым орлом. Денег было прилично - несколько бумажек по 250 рублей, пачка десятирублевок, пятерки, пятидесятикопеечные, но почему-то в бумажках. А кроме денег сохранился архив семьи в идеальном состоянии: устав Бассейного кооперативного товарищества, пачка телефонных квитанций за 1915, 1916, 1917, 1918 годы, сметы за дополнительные работы, расписки от артельщика Павла Кузьмина, страховые полисы на квартиру, на дом в Белоострове, квитанции об уплате за дрова, фотографии, номера аккций Мацестинских источников и бумагопрядильной фабрики, счет из Помологического питомника, рецепт на лекарство в форме бумажной бутылочки, план дома, технические характеристики дома, чековые книжки банкирского дома Мартин Нелькен, банковского дома Вавельберг и сыновья, взносы в общество помощи раненым, опись расходов за 1915 год и так далее... Сестры Елизавета Георгиевна и Тамара Георгиевна, а также жена их брата Александра Васильевна были очень бережливыми женщинами.

Бабушка помнит, что перед их отъездом в эвакуацию ее мама, то есть - моя прабабушка - положила в сейф всю эту пачку. Куда потом делся ключ, никто не помнит. Когда они вернулись из эвакуации - было не до ключа. Бабушку в считаные дни отправили работать в Германию. Тамара Георгиевна и Елизавета Георгиевна умерли в блокаду. В квартире уже были новые жильцы. Они пытались заселить не только комнаты Александры Васильевны и Тамарочки с Лизой, но и бабушкину комнату, и выгоняли их по суду.
божена

Семья фон Денъ

Огромный серый дом был модным. Купили участок у Преображенского полка. Жильцы скидывались на квартиры. Покупали родители -- полковник фон Денъ для дочерей Тамары Георгиевны и Елизаветы Георгиевны. Потом переехала жена брата Александра Васильевна фон Денъ, урожденная Гомелло. После революции никто не понимал, что происходит. До 1919 года фон Денъ продолжали страховать квартиру. Просек фишку только брат Александры Васильевны и уехал в Германию.

Перед войной Александру Васильевну вышлют на Волгу из-за того, что она вела переписку с братом. Моя прабабушка в это время жила в Кронштадте. Перед тем, как выйти замуж в 1919 году, она научилась готовить и шить -- и всю жизнь профессионально делала и то, и другое. А в 1921 году, когда бабушке было четыре месяца, ее отца, мужа прабабушки, расстреляли при Кронштадском мятеже. Мятежником он не был - просто его полк в это время стоял в Кронштадте. Расстреляли заодно.

Квартиры в Петрограде в это время уплотняли. Фон Денъ, ставшие к тому времени просто Денами, пригласили к себе молодую вдову, родственницу Гомелло Елизавету. К тому времени она носила фамилию расстрелянного мужа, но и ее скоро сменила, повторно выйдя замуж. Концы были спрятаны в воду. Даже бабушка только в 18 лет узнала, что ее отец вовсе ей не отец. Куда девался ее настоящий отец - про Кронштадский мятеж - она узнала только в семидесятые годы, когда ей самой было за пятьдесят. Даже отчество она носила не своего отца, а отчима. Прабабушка благоразумно замела все следы. И даже органы, которые пригласли бабушку работать в Германии, действительно не знали о ее настоящем отце, которого звали Евгений.
божена

Бассейное кооперативное товарищество

Дом в то время был модным и даже сверхмодным: серый красавец финского модерна на углу Греческого и Бассейной. "Штукатурки фасада будут произведены сырой известью, частью с приданием им вида ноздреватого естественного камня и частiю – с набрызгом из высевок". Занимал он весь квартал. А проектировали эту махину известные в то время архитекторы Зазерский, Виррих и Васильев. У бабушки в сейфе лежал официальный список членов кооперативного товарищества. Боже мой! Какие фамилии! С нынешними не сравнить, конечно.

Вот, например, Порфирий Доппельмаер, статский советник. Или - доктор медицины Акимов-Перецъ. Баронесса Таубе. Павел Николаевич Милюков, профессор. Мы все гадали - тот самый П.Н. Милюков или однофамилец? У Иконникова-Галицкого было две квартиры... Читаем дальше: надворный советник, статский советник, генерал от инфантерии, генерал майор и генерал лейтенант. Два тайных советника: Окель и Оппенгейм. И просто так: Мещерский Алексей Борисович, князь....
....Гвардии есаул Дмитрий Николаевич Потоцкий. Княгиня Путятина. Баронесса фон Дер Ропп. Тайный советник фон Мебесъ, действительный статский советник Гордин Сергей Кесаревич. Как его папу звали? Кесарь Иваныч? Были и семья Гессе и дочь полконика Фанни Гросс. Папчинский, Жоховский и Жуковский. Кстати, князь Мещерский Андрей Борисович и генерал-майор Маркевич Митрофан Иванович жили на первом этаже. Еще был Богословский Николай Николаевич, священник. А разбавлял все это благолепие подлинной жизнью капитан Переебиносов.

Первый взнос за квартиру размером 40 квадратных саженей был 6800 рублей. Вся квартира стоила около 500 000 тысяч. И она, поверьте, того стоила. Баре барами, но и людей в новом модном доме тоже не обижали. Например, квартира управляющего была 19 саженей. Всего в два раза меньше, чем господская.
Квартира старшего дворника 8 саженей. Это 32 квадратных метра.
Квартира машиниста - это лифтер - 6 саженей.
Казарма для младших дворников и кочегаров 18 сажеенй.
Помещение 8-ми швейцаров около 36 саженей и прачешная около 40 саженей

В клозетахъ для господ устанавливались ясеневые горшки с ясеневым же промывным бачком, а в клозетах для людей бачок планировался сосновым. Паркетный узор -- "косая корзинка". У господ паркет дубовый первого сорта. В людских - паркет дубовый второго сорта с допуском разноцветного дерева.

Как сообщает документ, вентиляция во всех квартирах будет производится следующим образом:
"Приточные отверстия, оборудованные изнутри двойными створными металлическими клапанам... в каждой квартире будет установлен отдельный пылесосный кран. Таким образом, можно пылесосить в восьми квартирах разом".

"В господском клозете будет установлен такой же горшок, но с ясеневым промывным баком". Мы даже не знаем, чем ясеневый бак лучше кленового...

Устав товарищества продавался по двадцать копеек. Сметы раздавали бесплатно. Причем писали, что "каменныя работы дают обыкновенно большую экономию против сметы. А с другой стороны повышением цен на рабочие руки прошедшие за временем, состояние вследствие выполнение работ по нормам урочного положения.. Итого, 16 процентов экономия против сметы". Короче, обещали съэкономить, но не ручались, потому что жизнь дорожает.

"В смету дополнительно включена проводка газа во все кухни, чтобы дать возможность кроме обыкновенных и газовые плиты". Внимание, строители. Полюбуйтесь, с какой дотошностью составлялись сметы на весь огромный дом, который занимал квартал! До копеечки высчитывали!
Земляные работы – 20 179 рублей 24 копеек
Каменные работы 552 862 рубля 76 копеек.
Устройство пылесосных станций 7000 рублей
Канализация домового водопровода 58 235 05 копеек
Самое дорогое было устройство системы отопления и вентиляции 93 858 руб 40 копеек
"По всем окнам будут прирезаны шпингалеты А приемных комнатах – как то гостиной столовой и кабинете- с медной ручкой, в остальных комнатах с железной или чугунной". Дверь в кабинет остеклена легерными стеклами.
Понравилась фраза: "Потолки будут оштукатурены обыкновенной правильной штукатуркой".
божена

Быт семьи фон Денъ

Никто из фон-Деновских блаженных куриц куриц не понимал, что происходит. Казалось, пришла какая-то шантрапа, как пришли, так и уйдут. Ну, красные, так что теперь - вишни для Белоострова не покупать? Или квартиру не страховать? Жизнь продолжалась, и в 1919 "три сестры" опять застраховали квартиру. Зачем? "Как - зачем?! - возмущается бабушка, - в 1919 году близко был Юденич!"

Кстати, судя по квитанциям, и в 1919, и в 1918 и даже в 1917 году телефон работал. И работал исправно. И с электричеством перебоев не было. Артельщик каждый месяц исправно посещал квартиру, и все квитанции о том у нас имеются.

Бассейное кооперативное товарищество содержало один из лазаретов. Александра Васильевна убрала в сейф квитанции за все года об уплате на нужны городского лазарета для раненых воинов, устроенного и содержимого членами и квартиронанимателями бассейного кооперативного товарищества. Одна из квитанций адресная: 80 рублей на покупку кровати.

Тщательно хранились не только документы с печатями, но и просто бытовые расчеты. Все эти бумаженции в великолепном состоянии. Не пошли на самокрутки, не сожглись в блокаду. Посмотрите, чего раньше стоила жизнь. Вот записка Александры Васильевны фон Ден.

"У Юрия в банке десять акций мацестинских источников номера 1106, 1105, 1107, 0488, 0576, 0577, 0578.
Копия метрического свидетельства Ляли и Гали, дворянское свидетельство, купчая крепость, девять акций,
60 акций бумагопрядильной фабрики Finn???? (не разобрать),приписка ко дворянству мамы, Ляли и Гали,

А вот чего стоила жизнь. Вуаля, месячные расходы Александры Васильевны. Все не пишу - там вата, фельшерице за инъекцию, исследования. Вот отрывок:
Май 1915 года.

Жалованье Нюши 12 рублей
Лекарство от насморка 59 копеек
Баня 15 коп
Шляпа 1 -75
Перчатки 50 коп
Блуменад 6 р
Вощанка 9 коп
Сандали 2 – 55
Платки нос 1-50
Ферратин 1-85
Танальбин 71 коп
"Новое время" 17 -50
Башмаки Юрику – 5 -50
Гребешок 30 коп

Март – праздничные Нюши
Приклад
Аннушка и Шура, 2 рубля
Жаловнаье Нюши – 12 рублей
Швейцариха – 1 рубль
Пике на костюмы
Все тот же таинственный блуменад - 25 рублей
Газета 10 55

Вот большой богатый чек из компании Зингер. А вот - как кура лапой накаряканныцй "щот". Это артельщик Кузьмин взял за постройку большой беседки и маленькой беседки 6 рублей и 1-50. а 15 рублей за штакетник, покраску двух табуреток, изгородь и полки просил вручить его дочери Полине Кузьминой, которую ее Благородия видели.

Очень красивый, с выкрутасами счет из помологического сада и питомников доктора Регеля и Кесельринга, Выборская сторона, Лабараторное шоссе номер 1. Смородины, яблони и серебристая ива шли по пятерке. Непонятное растение стоило семь пятьдесят. И по отдельной приписке взято: 10 штук по 20 рублей клена и вяза. Кроме Белоострова, семейство ездило еще и в Гунгербург –в сейфе сохранились курортные открытки.
божена

(no subject)

Интересно! Мне только что пришло письмо от Ирины фон Ден. Причем я точно знаю, что у Елизаветы Георгиевны и у Тамары Георгиевны детей не было. Не было детей и у Александры Васильевны, как утверждает бабушка. Они ее маленькую тетешкали и называли "маленькая хозяйка большой квартиры". Александра Васильевна занималась с бабушкой немецким... Интересно, если найдутся еще фон Дены.