February 2nd, 2008

божена

Ебу и плачу

Была на пикете в поддержку Алексаняна. Дольше часа не выстояла - все-таки еще совсем больная, - опухшая, долго кашляла потом. Спасибо, Миша Гохман меня привез и увез. Не пойти было стыдно: кричала еще в декабре на весь ЖЖ, а значит - сачковать позорно.

Что сказать... Ебу и плачу... Я никогда не была на подобных мероприятиях. А тут стояла и практически в зубах держала список подлецов. Пришли Шендерович, Иртеньев, пара славных журналистких лиц. И стайка пожилой демшизы, стоять рядом с которой мне было неловко. Уж извините, честно пишу о своих чувствах.

Почти все мои знакомые - успешные красивые богатые и знаменитые звонили мне, писали мне, благодарили за неравнодушие к делу Алексаняна. Почти все мои знакомые презирают триумф моли, саму моль и молий беспредел. Но это все -- ресторан-talks, проклятья посреди посиделок, между стартерсом и main course. На такие митинги люди моего круга не ходят. Даже активно сочувствующие. Дело не в страхе, а чувстве неловости. Ну где я, и где эта жалкая, безумная кликуша? Где успешный бизнесмен, прошедший весь трудный путь с конца восьмидесятых аж, выстоявший, выживший, ненавидящий тем не менее подлость и абсолютно не нашедшие себя в пост-советской России персонажи?

Грубо и некрасиво говоря, страшно - именно это чувство я испытала - присаживаться на одно поле с лузерами, с демшизой. За глупости, которые выкрикивают сумашайки, вчуже неловко. Как зрителю, которого клоуны вытащили на арену. Поэтому не ходят и мастера культуры. А ведь в личных беседах они не скрывают своей гадливости к нынешним гэбэшным рептилиям. Сторонники рептилий, скажем прямо, выглядят куда убедительней кучки гостей из советского прошлого.

Лозунги... "Россия без тюрем". Как это - без тюрем? А, например, врача Молокову куда сажать будем? Я очень надеюсь дожить до того времени, когда нашистких преступников, как преступников нацистких придет пора вылавливать по одному и казнить либо сажать.

Ну что режиму такая оппозиция? Единственным равноценным игроком был Ходорковский. Его власти боялись. За ним бы, почуяв силу, пошли б умные, образованные, знаменитые, состоятельные, культурные... Все, кто сейчас в ресторанах и на бизнес ланчах спрашивают: "Читал? Читала? Ну как там?". Или, покачивая головой, показывают новость об очередных путинских художествах и тихо роняют: "Вот жопа бессовестная". Таких людей - которые понимают, что сейчас происходит в стране, а просиходят большие событие, и дело Алексаняна - огромное событие, - вот таких умных и совестливых на самом деле - много. Конечно, они тоже опасаются остаться без джакузи или ай-фончика. И любят красивую жизнь, ради которой всего и достигали. И это более чем нормально - любить красивую жизнь - эта любовь двигатель прогресса.
Но нравственое начало этих людей, чувство правды и вера не в церковном, патриаршьем понимании, а веро в добро - она перевешивает. Среди крепко богатых людей полно тех, кто ненавидит бесправие и мерзость. Это называется - хорошие люди. И ради торжества справедливости им и джакузи не жалко. И они пошли бы в оппозицию, но за приличным лидером. За сильным, умным. За тем, кто их сильнее и умнее. Ну не за хуеплетом и дурашкой Немцовым же идти в огонь? Не за выжившими из ума диссидентами? Низкий поклон последним, что были. Но ... беспомощность и жалость... жалкость. После знакомства с этими бедолагами и мне, инопланетянке с планеты гламура, стало аболютно очевидно, что рептилии таки боятся Ходора.

Нутром рептилии чуют, сколько здоровых, сильных, умных, платежеспособынх людей раздавило бы их, как мокрицу, буде подвернулась возможность. Именно их вожаком мог стать Ходорковский. Унылое говно - поколение тупого электората - скоро начнет вымирать. А новое поколение - поколение менеджеров уже научилось бы самостоятельно мыслить и требовать с власти ощутимых опций за свои налоги. И было б это не унылое говно, а налогоплательщки. И эти самые налогоплательщики потребовали б управителя себе под стать.

Как говорилось у Бруштейн: "А вообще-то, дорогие, любимые, помните: все течет, все меняется. Ктознает, что будет через полгода? Может быть, за нас заступится кто-нибудь неожиданный? Может быть, произойдут какие-нибудь непредвиденные события?"

Лично я только на это вдруг и надеюсь. Вдруг кирпич, вдруг колесо у главной машины, вдруг чернявый хлопчик - кто знает, о чем я, тот знает, вдруг ураганный рак, в конце-концов... Есть такое хорошее слово - ВДРУГ.

"А дело Дрейфуса не прошло и не пройдет бесследно еще и потому, что миллионы людей будут помнить его. Оно глубоко вспахало человеческие души - это хорошая школа... ", - сказал доктор Яков Яновский. Так и дело Алексаняна.
божена

(no subject)

Когда-то ужасалась от представлений своей родственницы об естественности. Убеждала, что не надо быть самой собой, если сама из себя, мягко скажем, не идеал. И тут, спустя два года, прочла у Лидии Гинзбург.


Естественность — это едва ли не самое пустое из всех слов, придуманных лицемерами.

В сущности, все хорошие вещи не естественны: искусство не естественно, умываться не естественно, не естественно есть вилкой и сморкаться в платок, не естественно уступить место женщине с ребенком, — паровоз и динамо-машина противоестественны до последней степени...
(с)Лидия Гинзбург
божена

А дедушки все падали и падали

Читательница, имени не упоминаю, потому как не уполномочена, пишет: "Божена, у меня вопрос - как ты считаешь объективно, какое воздействие СМИ могут оказать на власть? Я пытаюсь понять, что можно сделать сейчас? Ведь пройти мимо - это все равно, что переступить через упавшего деда на улице".

Я объективно считаю, что воздействовать может только Европа: перестать пускать к себе весь расстрельный список, нажать на Путина, санкции-эмбарго. Отдельные народовольцы что-то могут, наверное... Пресса наша, мы, то есть, ничего сделать не может. ЖЖ может одно - вспахивать человеческие души. Чтоб помнили. Такое забывать нельзя. Именно этим я пытаюсь заниматься с декабря, когда попросила молчащий ЖЖ перепечатать мой пост с пометкой "никогда ни о чем не просила, а сейчас - прошу".
А что конкретно еще сделать сейчас? Боже ты мой, ну что сейчас поделаешь конкретно. Поздно пить боржоми, когда печень отказала, а иммунитет сел к нулям. Раньше надо было конкретно делать. Лично я раньше делала себя, - грамотный макияж, правильные чулки, - мне не до судебного произвола было. Подореваю, что я не одинока - у многих было, чем занятся. Раз конкретно переступили через первого деда, по второму деду прошлись, потом просто дедами тротуар вымостили. Теперь делать нечего.
божена

Мои две фотографии с пикета

77,58 КБ

Это, по-моему, залетный гэбец. Он все время щелкал присутствующих к себе на любительский фотик. С портфельчиком пришел. Всех отснял. Сначалак думала, иностранный корреспондент. Но потом его кто-то что-то спросил, и оказалось - наш. И фотик не профессиональный.
божена

via Zagda

Боюсь, надвигаются тяжелые и, может быть, даже подлые времена. Желаю ... мужества, силы и той разумной гибкости, без которой в подлые времена невозможно делать свое дело, а значит, и жить.

Борис СТРУГАЦКИЙ, писатель 28 января 2008 года


via zagda