September 16th, 2007

божена

Любимый - мне

Мася - мне:
"Ух, характер! Вот она, бабская натура неукротимая! Генрих, например, восьмой четверых жен замочил. И ведь две последние знали, чем все закончится, а все равно залупались!"

божена

(no subject)

Встретила как-то в Лондоне девушку. Живая, свежая, просто укусить хочется, такой свежак. Щечки с ямочками, плечики, как у душечки. И все время хохочет. Хлопнула по плечу мою подругу -- бонтонную, очень сдержанную аристократку-миллиардершу и говорит: "Пошли пописаем!"

Думала, душечке лет 25-26. Оказалось -- 43, и два взрослых сына. "Не верю, - говорю, - покажь паспорт!" Показала. Действительно, 43 года. И видно по личику, что никакой пластики там нет и в помине. Смешливая, шкодная и очень свежая мордашка. "Ну и ну, - говорю, - как у вас получается так выглядеть?!"
"Ну, - гордо отвечает шалунья, - за хорошим мужем и свинка - господинка!"

Потом мы подружились. Душка-пампушка оказалась наполовину грузинкой. И всякий раз, стоит ее встретить, настроение мое взмывает до нечеловеческих высот. Это гений жизнерадостности! Так вот, приезжаю я как-то раз к ней в Челси. "А сейчас я тебя с моим мужем познакомлю, - говорит она. И дальше, с легким грузинским акцентом, восклицает: "Папочка у меня цвиток, цвиточек!"

Эта фраза made my summer. Пришла домой. Рассказала масяне. И с тех пор, чуть что, и я, и мои подружки, восклицаем: "Папочка у меня цвиток, цвиточек!"