July 8th, 2007

божена

Золотые мои мужики

Довилль. Лондон. Москва. Позавчера вернулась. С прибытием, граждане. Последние несколько дней я провела с хорошим мужиком. Есть еще в России (волею судьбы, теперь и в Лондоне) такая порода - "золотые мужики". Я встречала таких лет десять назад среди оперов. Среди офицеров. Среди врачей еще того поколения.

Женщины в них до беспамятства не влюбляются, - "золотые мужики" слишком добродушны, чтобы стать чьей-то роковухой. Они чуть медлительны, немногословны. Эти увальни не расхристанно щедры - как герой "Бешенных денег" Островского, из бюджета они не выйдут. Они ответственны, добры. Их компас земной уж никак не тщеславие и не хуемерянье, а честь и трудолюбие. Словом, это опорные конструкции жизни. Ее стропила. На хороших мужиках все и держится.

Духовно богатой деве золотые мужики кажутся скучными. Где, я вас спрашиваю, полет?! Где буйство глаз, где любовная лихорадка?! Миллион алых роз?! Аритимию и бессоницу золотой мужик не вызывает. Пульс при нем в норме. К тому же, он не читал Виана с Дерридой. Вместо всякой дерриды вон про какие-то газовые картели по типу ОПЕК мусолит.

Золотой мужик прост, а в делах любовных отчасти и тугодум. Его органике чужды игрища подобно "сначала ревностью измучим, потом ...не помню где... кольнем". Он уж коли взял кого на душу, так от всей своей души и старается. Незатейливо этот Топтыгин тащит в берлогу то мяса кусок, то шкуру. С остроумием у них обычно швах. Виртуозные колкости - удел комплексантиков, а откуда взяться комплексам у золотого мужика? Мама у него похожа на маму, нежная и добрая. Папа - именно что папа, батяня, отец семьи. Никаких перверсий.

Бывает иногда мужчина -
Всех женщин безответный друг,
Друг бескорыстный, беспричинный,
На всякий случай, словно круг,
Висящий на стене каюты.
Весь век он старится и ждет,
Потом в последнюю минуту
Его швырнут - и он спасет.

(С) К. Симонов

Оценить золотого мужика способна только нимфа. ДБД прорюхивает фишку только под занавес, когда все золотые мужики расхватаны подколодными змеями, и ишачат на них, как вербованные.

В Лондоне, граждане, произошел исторический поворот в моем сознании. Революция в отдельно взятой голове. Я сознательно прекратила пестовать свою любовь-нескладуху. Проект "мужчина всей моей жизни с первого взгляда" закрыт. Отныне и вовеки веков голова моя - не калоприемник. Аминь.

Театру страстей я предпочла хорошего человека, золотого мужика, офицера и джентльмена. И знаете, граждане, что я вам скажу? Когда тебя уважительно опекают 24 часа в сутки, это не так уж и скучно. Правда, чтобы оценить прелесть сосуществования с хорошим человеком, надо изрядно говнища нахлебаться.

божена

Гольфик и хвостик

Офицер и джентльмен сначала особо мне не показался. Вроде неглупый. Классная фигура. Правда, одет в сандали с дырочками, как у провинциальных пенсов моего детства, и сочетание рубашки с пиджаком вызывает сексуальный протест, но все хорошие мужики абы как, кстати, одеты. Вообщем, сердце в пятки не ушло, и ничего не заверте... Я записала его в друзья.

И вдруг мне экстренно понадобился подорожник на ранку, я выцепила из недр жизни этого друга и прилепила к свежему порезу. Предупредив, что терпеть не могу целоваться в губы.
"Ничего, - улыбнулся золотой мужик, - когда нибудь ты будешь приезжать именно ко мне и целовать в губы именно меня". И знаете, что я вам скажу? Он был не так далек от истины. Ну, не будем забегать вперед.

Я перепрыгнула на него, как на бревнышко, - с одного берега, да на другой. Не флиртовала, не разводила на ухаживания. Просто пришла зализывать раны. Золотой мужик просто спросил: "Супчика хочешь? А может, яишенки пожарить?". Я напилась, разревелась и - "разделся просто, детски лег". И ничем, чтобы доволочь до койки, он меня не одаривал. По ресторанам каждый день, конечно, ходили, ну и все. Он просто следил, чтобы у моего изголовья всегда была вода. Заваривал мне ромашку. Варил супчики. Ставил мой мобильник на зарядку. Заботился о моей больной ноге...

Кстати, о ноге. Золотой мужик звонил в Довилль узнать, что там с моей конечностью. А "роковой мужик", услышав, что я не могу сама ехать из аэропорта, потому что у меня на ноге подагра, ответил: "Надо же, как бывает, а у меня точно такая же штука на руке!"

А вот через неделю началось самое интересное. Когда "золотой мужик" почуял адресные интерес и тепло именно к его персоне, вот тогда пошли и подарки. И не как плата, а как душевные движения. Паршивый вокзал Сан Лазар с его неработающими эскалаторами выдрал два колеса из моего самсонита. Толстого, пузатого, дорогого самсонита. Три года со мной отъездил... Тягать 30 кг на двух колесах - удовольствие сомнительное. А с ногой так еще и мало полезное.

По возвращении в Лондон золотой мужик привел меня в универмаг. Я стыдливо - (ДБД внутри пела, что неприлично брать подарки у мужчин, которых ты не любишь, и вообще - юзать тех, кто сам готов все отдать, не хорошо), - тыкнула в похожий самсонит за 200 фунтов. Золотой мужик его отверг и выбрал самый легкий из больших, дизайнерский, ценой... 1000 долларов. Потом мы пошли в Лоран. Потом заглянули в Прада. И все я ежилась от неловкости - ну какое право я имею юзать эту добрую душу? Ну как неприлично с моей стороны, он же сам подставляется... (Не подставляется, я потом просекла эт фишку, это такое свойство золотого мужика - любая беспомощность рождает в нем рефлекс защитника).

Вечером он приготовил ужин. Я даже с девочками в ресторане есть не стала - посидела чуток, и домой, меня же ждут. Наконец-то ваша дурища научилась отвечать добром на добро и не третировать тех, кто отдает. Еще год я бы осталась в ресторане с подругами.

Золотой мужик приготовил двух агромадных лобстеров. А самое вкусное в них - хвостики, ежели кто лох и не в курсах. Я свой хвостик быстренько схомячила. И тогда золотой мужик отдал мне свой. Хвостика было два. Мне и ему. И свой хвостик он перекинул мне на тарелку...

Тут же пошел бадминтон: Нет, это твой хвост! - Нет, твой! - Да я в жизни хвосты не любил! - Брешешь, тут в хвосте весь цимес, что тут есть, кроме хвоста?! - Ешь, кому говорю!... Победила любовная дружба. Второй хвост был распилен пополам.

И этой ночью случилось маленькое бытовое чудо. Чудо это никак не тянет на страсти роковые и высокую поэзию. Это такое маленькое домашнее преображенье - поебушки превратились ну если не в любовь, то в доброту и взаимо заботливую нежность. Первый раз за неделю я не мучалась посткоитальным послевкусием. Первый раз я не тосковала по своей непутевой "роковухе" и не давилась слезами в подушку. Я была здесь и сейчас, со своим родным мужчиной. Хотелось быть искренней, хорошей. А вот мучений на разрыв аорты, всепожирающей страсти, безумия, маленькой смерти - чего не было, того не было. Одно лишь спокойное родное доверие. И знаете, что я вам скажу? Не факт, что оно дешевле любовного психоза.

Ни свет, ни заря надо было отправляться в аэропорт. Меня долго уговаривали покушать. Ложечку за королеву, ложечку за принца Чарльза. Потом, в просоночном тумане, я оделась. Перед выходом золотой мужик наклонился к моей ноге и подтянул мой гольф, сплозший гармошкой. И тут я чуть было не заплакала. Но вовремя прикусила губу. Никаких мужиков не надо пугать - ни золотых, ни серебряных..
.
На мой понтовый чемодан - красивый, гад, прямо как ракета, - пялился весь Хитроу. Или мне так казалось. Во всяком случае, пара человек точно посмотрели с уважением. Простились мы с золотым мужиком сдержанно. Клятвенно пообещали не привязываться друг к другу. В самолете я отсела подальше и уткнулась в иллюминатор. Вот что, думаю, хорошего в своей жизни видела я от мужчин? Пожалуй, только гольфик да хвостик...

божена

Крик души

Извиняюсь за гинекологические подробности. Это жизнь, во всем ее, тык-скыть, многообразии.

Подруга разводится с мужем. Я уговариваю сохранить отношения во чтобы то ни стало, ибо альтернативы ни у него, ни у нее нет. "Не могу, понимаешь, не могу, - говорит подруга, - ты не представляешь, насколько он недотепа! Он за все пять лет ни разу х*ем в п**ду не попал!"

божена

Из Корпускулы

Сидим в "Палаццо". Ведем "разговоры Гете с Эккерманом". Раздается телефонный звонок. "Ну вот зачем он звонит, - надрывно вопрошаю я, - зачем?!"
"А это у него физиологический рефлекс, - отвечает Настя, - бывают люди нажрутся гороха и пукают. А он напьется и звонит тебе".

божена

(no subject)

Точное из Симонова:

Взять отодвинуть взглядом
И рассмотреть как следует
Ту, что живет с ним рядом,
Что спит с ним и обедает;


Хорошее, кстати, умение. Всем желаю научиться.

божена

Мой лондонский роман с "роковухой"

В роли устриц - Бекки Шарп, слова Люиса Кэролла.

- Ах, Устрицы! Придите к нам, -
Он умолял в тоске. -
И погулять, и поболтать
Приятно на песке.
Мы будем с вами до утра
Бродить рука в руке.

И, вымыв руки и лицо
Прохладною водой,
Они спешат, они ползут
Одна вослед другой
За Плотником и за Моржом
Веселою гурьбой.

- Нам нужен хлеб, - промолвил Морж, -
И зелень на гарнир.
А также уксус и лимон,
И непременно сыр,
И если вы не против, то
Начнем наш скромный пир.

- Ах, неужели мы для вас
Не больше, чем еда,
Хотя вы были так добры,
Нас пригласив сюда!
А Морж ответил: "Как блестит
Вечерняя звезда!

Я очень рад, что вы пришли
В пустынный этот край.
Вы так под уксусом нежны -
Любую выбирай".
А Плотник молвил: "Поскорей
Горчицу мне подай!"

- Мой друг, их заставлять спешить
Отнюдь мы не должны.
Проделав столь тяжелый путь,
Они утомлены.
- С лимоном. - Плотник отвечал. -
Не так они вкусны.

- Мне так вас жаль, - заплакал Морж
И вытащил платок, -
Что я не в силах удержать
Горючих слез поток.
И две тяжелые слезы
Скатились на песок.

А Плотник молвил: "Хорошо
Прошлись мы в час ночной.
Наверно, Устрицы хотят
Пойти к себе домой?"
Но те молчали, так как их
Всех съели до одной.
божена

Живет такой парень.

Есть такой сорт людей - Невпопад Невпопадычи. Сидишь на толчке и тужишься, и вдруг телефонный звонок - сто пудов, это он, родной Невпопадыч, больше некому. Звонит он редко, но метко - в самые неподходящие моменты типа "да ябусь я, будь оно няладно", пограничный досмотр, только сели с семьей обедать. У меня есть парочка знакомцев с таким системным глюком. Радары, которыми они улавливают окружающих, сбиты с настройки. Потому их владелец и "сечет поляну" по искаженному алгоритму.

Питер. Экономический форум. Дневная туса на верхней палубе. Встречаю свою роковую любовь пятилетней давности. Все пять лет я жила par depit этому человеку. Ради него покоряла я ярмарку тщеславия. Ради него - чтоб, сука, понял, я проделывала всю эту "малярно-ювелирную" и "штукатурно-фасадную". И вот, мы, наконец, объяснились. Стоят два дурака, один уже седой, и понимают, что разошлись бортами из-за пустяка. И зря не поговорили.

- "Знаете что, - говорит друг моей бывшей любови, - отойду-ка я от вас. Вы так друг на друга молчите, что сейчас молнией шарахнет!". Друг ушел пить коньяк. Мы задним ходом, как раки, допятились до угла с мешками.
- "Понимаешь, ты тогда **** и у меня сразу же, ну как забрало упало", - тихо говорит Он.
- "А ты тогда с охраной, поймал меня, и сказал ****, и у меня тоже упало, как отрезало, понимаешь?"- отвечаю я.
- "Да понятно... А девочку, которая на тебя нагнала, мы потом уволили. И представляешь, - за воровство!"
- "А почему ты Ульяшу устрицами кормил в Париже, а она тебе никто, а меня даже ужином нормальным не угостил? Ведь я тебе жизнь свою в зубах, как пудель поноску несла?"
- "Божен, я эгоист, я невнимательный. Это, как говорится, ко мне. А стошки на ужин мне не жалко. Дело не в ужине. Мне потом даже К** сказал: ты что, дурак, такого человека отпускать? Я тебе скажу: мы после тебя увольняли четырех специалистов, никого лучше тебя не было... И как женщина... Сколько лет прошло, никто так меня, конечно, так не ... не за бабки, короче..."

Говорили мы тихо, но те, кого нелегкая нечаяннно заносила в наш угол, просто шарахались. Сама собой сформировалась зона отчуждения. Наконец-то можно было озвучить главное. "Знаешь, - говорю, - я никогда никого так не любила. В жизни. Я не из-за тебя плачу. Просто тогда я была без говна..." И мстительно добавила: "Возвращаются все, кроме лучших друзей, кроме самых любимых и преданых..."

И вот на этой торжественной ноте я лезу в сумку за фотографией. Хочу вручить своей роковухе его лицо в простой оправе, которое хранила все пять лет, и закрыть, так сказать, гештальт. Вдруг откуда ни возьмись, вылез в рот его ебись! В наш вакуум врывается старый мой знакомец, Невпопад Невпопадыч, хватает за руку и восклицает: "Божен Львовна! А помните, я обещал вас кофе напоить в Лондоне?! Давайте прямо сейчас пойдем кофейка и выпьем!"

божена

Гений потреблядства

Вспоминаю наш разговор с Большой Любовью, прерванный Невпопадычем. Как же все-таки легко мужчины примиряются с собственным несовершенством! "Я эгоист, я невнимательный, это ко мне" звучало как "я - невысокий еврей с голубыми глазами и седой шевелюрой". И так это было спокойно-ласково произнесено. Боже мой, думаю, какое завидное приятие себя! Вот она, настоящая "анкондишенел лав" - безусловная любовь! А я тут пять лет "малярно-ювелирную" бодягу разводила, эх....

Смотрела я на эту креветку и думала: "Чудны дела, твои господи! Бывает же - этой креветке я несла себя, как жертва палачу. Горы ради нее сворачивала..." А теперь отодвинула взглядом, рассмотрела как следует, боже мой, да это же это настоящее земноводное. Начисто лишенный эмоций, хладнокровный, будто по венам у него течет антифриз, он в тоже время - сверхмощный насос, гигантская машина по перерабатыванию жизни в ублажения! И какая врожденная уверенность, что все, что есть в природе и создано цивилизацией, создано именно для него.

Птичка ли божия щебечет, поет ли Доминго - это чтоб его ушам было приятно. Редкоземельные металлы природа сотворила, чтобы он их продавал, на вырученные бы деньги покупал яхты, а с яхт наслаждался видами Средиземноморья. Весь мир - от продуктов нефтехимии до шедевров Возрождения - его слуги. И я для него - не боле, чем еда. "Лучше тебя женщины не было" он произнес таким тоном, как будто говорил о пироге: "Жаль, мол, ресторан закрылся. Лучшие пироги там были..." Или о недвижимости: "Зря я, дурак, тогда эту квартиру проморгал. Надо было брать... Ведь даже К*** советовал... Сколько бы сейчас эта хата стоила!"

Вот так животное, боле уверенное в своем праве на жизнь, порабощает своего сородича. Хотя... "раненый зверь привлекает хищника". Стоит ли винить его, что я так легко отдалась в рабство? Он просто хищник, а какой хищник откажется, когда "такая молоденькая, и уже сама в суп просится". Все вокруг - волки и овцы, волки и овцы... Короче, неча пенять на волка, если на месте самоуважения - дырка. Пространство ткнуло меня в нее мордой, только и всего.

божена

Осталось уговорить пана Потоцкого

Летим в Лондон с замечательным, общепризнанно гениальным художником. Хвалит меня за "Школу Злословия". Мы с ним, кстати, давно не виделись. "Так, вы, значит, в Монако окопались", - говорит он. И на полном серьезе спрашивает: "А почему вы не хотите принца Альберта охмурить? Хотя бы назло этим двум сучкам. Нет, ну вы только представьте, как бы они взбесились!"