June 14th, 2007

божена

(no subject)

Или вот еще. Мой бывший возлюбленный, уже московской эпохи, когда-то подарил мне машину. Просто так. Не за постель. Помогал мне во многом. Катал на своем самолете. Потом из-за сплетни обиделся на меня. Стал несправедливо грубить. Причем при всех. И вот за это я на него зла не держу - Отелло доверчивый, его накрутили. Грубит - значит, ему больно. А вот какую-то мелочь годовалой давности помню. Застряла заноза - ничем ее не убрать.

Дело было так. Звонит любимый моей подруге. "Передай Божене, чтобы в 15.30 была в аэропорту". Ну, думаю я, раз сам не позвонил, а передал, значит, имел на это резоны. Логично? Может, с семьей занят. Я ровно в 15.30, как штык, являюсь в отсек частной авиации. "Почему ты не позвонила", - орет любимый, - "кто за тебя будет полетный лист заполнять?!" "Так ты ж не просил позвонить... а чего ты сам-то...", - я от обиды аж заикаться начинаю. "Вот еще я буду звонить! Я что - телефон твой помню?! Ты все время французские телефоны меняешь, зачем ты их меняешь?!" "Я не меняю... Ты мне сам звонил в прошлый...", - у меня начинается горловой спазм. Реально душат слезы. "Буду я еще помнить, куда я звонил! Почему я должен о полетном листе думать?!"

А надо сказать, я до этого не знала, что полетный лист надо заполнять. Все всегда происходило само. О чем пытаюсь сообщить милому. "Надо знать! Надо знать!", - в сердцах бросает он и отворачивается.

В полете я пыталась спросить его, что не так. Обсудить. "Если такие настоящие мужчины, как ты, будут позволять себе самодурство, то что же останется всякой гнуси...". Бесполезно. Непрошибаем. "Не хочу говорить на эту тему", и все тут.

Казалось бы, сколько человек всего самого хорошего для меня сделал, сколько раз буквально из огня выносил. Можно простить его несправедливый наезд, а? Нет, не могу. Вот то, что поверил сплетникам, оправдываю. А сварливый наезд в самолете болит до сих пор. Пишу, а у самой горло сжимается. Хочется, как муму из анекдота, поднять на него глаза и вопросить на нашей поганой москальей муве: "За что?!!!"

Если встретимся на том свете, тоже подползу и спрошу: "За что ты тогда на меня наехал?! За что?! Мой милый, что тебе я сделала?!"

божена

(no subject)

Ладно, старый друг свое отыграл. Ветер перемен. Я и сама устала от отношений без динамики. Захотелось такого же надежного и опорного, но чтоб еще и душевный был. Освободилась валентность, завелся новый друг, который лучше старых двух-трех уж точно.

Оттопыривал меня по полной. Делал парти, чтобы я могла пригласить моих друзей. Кормил-ублажал. В дом привел. А у меня засело, что сам просился лететь со мной одним рейсом, а в последний момент ни с того, ни с сего все переиграл и полетел один. Ужасно обидно именно, что сам предлагал, а потом взял, да и на попятную. Количество счастья, которое он мне дал, перевешивает этот злополучный рейс во стократ. Но у меня, как заезженная пластинка в голове: "Сам обещал и сам обманул. Обещал и обманул, нечего обещать было...и обманывать тоже было нечего..."

Помнить эти разные рейсы буду до последнего аминь. Более того, эта масенькая язва уже успела разъесть новорожденные отношения. Образовалась воронка невыясненной обиды, и в нее затягивает все вокруг.
Вот зареклась ему сама звонить. Но тут на форуме возникли серьезные проблемы. Нужен был мобильный организатора, чтобы мой высокий покровитель смог ему позвонить и походатайствовать за меня. Высокий покровитель болел дома. Нужный номер был у него на работе. "Найди мне номер, я все решу", - велел он.
И тут я вспоминаю, что как раз ангел души моей близко дружит с искомым номером. Делать нечего. Перебарываю себя и звоню.

Милый начинает орать: "Почему я должен давать?! Не дам! С какой стати!". Стиснув зубы, прошу выдать телефон не мне, а высокому чину: "Хочешь, позвони ему сам и передай телефон". Еще больший взрыв: "На хер он мне нужен! Почему я должен кому-то звонить! У меня вторая линия, ебтыть!".

Я бросаю трубку. Ударяюсь в рев, а внутри придумываю самые жестокие и обидные слова для предателя. То, что он меня использовал и выбросил, и даже трехгрошовую услугу оказать мне не хочет, это ясно, как день. Но он еще и садист, еще и жестокая сволочь, потому что... Греется в лучах моей влюбленности, а оплачивать счета за отопление не желает! Кидала! Редкостная свинья! Просто подло!

Тут проходящая добрая душа спрашивает, почто ты, девица, печалишься, и вручает мне нужный номер. Я перезваниваю покровителю. "Ты знаешь, - удивленно говорит высокое лицо, - а по этому номеру уже звонил NN (звучит фамилия моего старого черта) и очень просил тебе помочь". Немая сцена.

Через минуту звонит сам NN. Соплю в трубку. "Я дал ему твой телефон. Возьми его. Он через двадцать минут все тебе сделает". Продолжаю сопеть. "Потому что надо не суетиться, а спокойно все объяснить", - назидательно говорит NN. "Потому что надо не орать на меня", - огрызаюсь я. "А как на тебя не орать, - удивляется NN, - когда ты сумасшедшая".

И вот смотрите, какая ерунда выходит. Он мне очень помог. Помог быстро. Сразу. Не раздумывая. А у меня засело "сумасшедшая" и не вылазит. И больно, и грустно, и на хер я, такой урод, на свет появилась.

Я, правда, сумасшедшая. Вот перед вами вся история болезни. И эту невиную реплику я буду помнить всю жизнь. "Ее вели нарезом по сердцу моему", не зарастет на сердце ранка, к листу моих взлелеянных обид прибавилась еще одна. Убить себя об стенку?

ПС: а вообще-то, не дело любимых говорить нам правду. И не наше дело - говорить правду любимым. Если я когда-нибудь и решусь вступить в смешанный союз, такой -- не мужской и не женский, то только с человеком, который, зная, что я - ебанько, скажет: "Да брось, ты совершенно нормальная. Тем более, для творческого человека. Нормальная хорошая девочка".