May 24th, 2007

божена

(no subject)

Знаете, что я вам скажу, я вдруг поняла, что значит буддисткое "дружить с мужским принципом". Гуровы подманивают маленьких пусиков, а потом грозят им пальцем не потому, что они, Гуровы, такое хуйло и прочее, а потому, что - Америку вам открываю, - свойство мужской природы бздиловатось и сыкливость. Большинство мужчин таки боятся женщин. И хочется, и колется. И шаг вперед, и два назад. Понять и принять эту сыкливость и есть подружиться с мужским принципом.

Слюнявая пионерская любовь - вот она ничего не боится. Но вызывает лично у меня сексуальный протест. Как отвратительна лакейская мужская любовь! Терпкая зрелая любовь старого бойца это сочетание власти и ласковости. Но в зрелом возрасте все изломанные, все не подарочные. Не может мироздание преподнести на тарелочке состоявшегося мужика, сияющего, как новенький целковый. У всех свои драмы, все пообтрепались, позаточились о жизнь. И если мы не будем бережно разбираться с рубцами и язвами друг друга, не видать нам счастья.

Я не хочу игрищ, не хочу любовного айкидо и "ремеслухи" - привет Цветаевой. Моя любимая сказка о любви, мой идеал, моя модель счастливого союза - "Старосветские помещики".
"Это вы продавили стул, Афанасий Иванович?"
"Ничего, не сердитесь, Пульхерия Ивановна, это я".

божена

(no subject)

Есть такая девочка
В городе Москве,
Девочка не денежка
золото в тоске

Есть такая девочка —
Вечером, с утра, —
Для нее я дедушка,
А по мне — сестра.

Ничего она о том
Не подозревает, —
Я люблю ее за то—
Плачет и зевает!

Плачет и зевает,
Мается и мает,
Ходит, как гусыня, —
А бы ей бы сына,

А бы ей бы дочку —
Чтоб не в одиночку...

Геннадий Шпаликов
божена

(no subject)

Я ненавижу женскую поэзию. "Кадран солерн на Меньшиковом доме", - исключение. Мужская поэзия она перед Богом, женская – перед мужчиной. Причем, как правило, перед каким-нибудь «Говновопросовым». Цветаеву возненавидела с детства и по сей день от нее тошнит. Омерзительное обесценивание себя, вечное заглядываение в рот мужчине глазами спаниэля. Впрочем, это вероятно, мои проекции и ненависть к себе самой, такой зависимой, а Цветаева просто мимо проходила.

В юности я заглатывала все стихотворное. Сейчас остался Пушкин-Пушкин-Пушкин. Что-то не очень вязкое и липкое из Мандельштама, ("Хищный глазомер простого столяра", "И Шуберт на воде"). Поздний Пастернак - ("Разлука", "Я принял снотворного дозу и плачу, платок теребя"), Высоцкий, что-то из Шпаликова, по мелочи из Тарковского - "Первые свидания", "Как скрипку, я несу свою обиду", "Портрет", одно стихотворение Самойлова, - да, Татьяна Никитична, как и у вас, это - "Я маленький, горло в ангине", помните, вы цитировали его в эссе "Взгляд через ширинку"? Люблю стихи, именно стихи, а не прозу Саши Соколова.

А женская поэзия... меня просто передергивает от гадливости! Тысячу раз права Гинзбург: как будто мужчина сталкивает женщину с трамвайной подножки. Быстрая и плоская, липкая влюбчивость - омерзительна...

Пропади ты пропадом, (только опять не поскользнись и не порежь руку о ворота, а еще кушай курочку и поправляйся, чтоб ты сдох), сгинь, наваждение шайтана! Не хочу выканючивать взаимность, не хочу всучивать себя, и все равно черт несет прижаться к руке, потереться щекой... Блядь, я не уважаю сама себя, я сама себе противна...

Жить с нелюбимым человеком комфортно, но противно. Волком взвоешь. Курицей споешь. С нелюбимыми во мне просыпается садист. С любимым жить - невозможно не порезаться, слишком тесно, слишком вместе, потом царапки и порезы расчесываются, можно доковыряться до дыр, а это рубцы, рубцы на всю жизнь. Лучше всего жить с хорошим другом, который не вызывает сексуального протеста. Годок поебешься в охотку, а потом - потрахаться с мужем будет ну как пописать сходить.

божена

(no subject)

Я не люблю:
Когда я жалуюсь на вновь начавшийся соседский ремонт, а мужчина отвечает: "Могу только пожалеть". И это вместо того, чтобы немедленно позвонить помощникам и снять для меня временное жилье.
Я не люблю:
Когда мужчина, узнав о моей жуткой мигрени, спрашивает: "Ну и когда мы будем лечиться?" вместо того, чтобы сказать: "Завтра мы с тобой (с моим помощником) идем к врачу, я договорился".
Я не люблю:
Когда мужчина спрашивает: "Ну, и когда мы увидемся? Когда вы собираетесь в наши края?" И это вместо того, чтобы сказать: "Быстро продиктуй моему персонал асистенту данные, надо занести в полетный лист, ты летишь ко мне, причем завтра. Или - как вариант - "тебе привезут билет, я хочу, чтобы ты была рядом".
Я не люблю:
Когда мужчина спрашивает: "Ну, мы поедем обедать?" Или: "Неужели тебе не лень ехать в город на какого-то Гергиева? А вдруг он машет Шнитке или, чур меня, Губайдулину? И это вместо того, чтобы сказать: "Сейчас мы идем обедать. А на Гергиеве тебе делать нечего. Он наверняка машет какого-нибудь Бриттена. Сиди дома, вяжи носок".

Я ненавижу, ненавижу, ненавижу, когда мужчина спрашивает: "Тебе нужны деньги?" ДЕНЬГИ ЖЕНЩИНЕ НУЖНЫ ВСЕГДА. Хули тут спрашивать?!

божена

Это чудное быковское стихотворение пришло ко мне через Яну Лепкову. Спасибо, Яна

кошка
...В общем, представим домашнюю кошку,
Выгнанную на мороз.
Кошка надеялась, что понарошку,
Но оказалось - всерьез.
Поводе неважен: растущие дети,
Увеличенье семьи -
Знаешь, под каждою крышей на свете
Лишние кошки свои.
Кошка изводится, не понимая,
Что за чужие места:
Каждая третья соседка - хромая,
Некоторые без хвоста...
Здесь, на помойке, другие законы,
Правила и вожаки:
Нам-то, домашним, они не знакомы.
Стало быть, мы чужаки.
Дома она научилась другому:
Брать у хозяев еду,
Чувствовать их приближение к дому,
Праздненство или беду,
Мыться на кухне, гостей приглашая
И умиленно урча,
Вовремя влезть на плечо, утешая,
Вовремя спрыгнуть с плеча.
Здесь ни к чему этот редкостный навык.
Здешняя доблесть грубей:
Рыться в отбросах, метаться от шавок,
Шумно гонять голубей.
В этом она разберется позднее.
Ну а пока, в январе,
В первый же день она станет грязнее
Всех, кто живет во дворе.
Коль новичок не прошел испытанья -
Не отскребется потом,
Коль не умеет добыть пропитанья -
Станет бесплатным шутом,
Коль не усвоил условные знаки,
Будет изгоем вдвойне,
Так что, когда ее травят собаки,
Кошки на их стороне.
В первый же день она скажет дворовым,
Вспрыгнув на мусорный бак,
Заглушена гомерическим ревом
Местных котов и собак,
Что, ожиданием долгим измаян
("Где она бродит? Пора!"),
К ночи за нею вернется хозяин
И заберет со двора.
Мы, мол, не ровня! За вами-то сроду
Вниз не сойдет человек!
Вам-то помойную вашу свободу
Мыкать в параднов вовек!
Вам-то навеки дворы, батареи,
Свалка, зима, пустыри...
Ты, что оставил меня! Поскорее
Снова меня забери!
...Вот, если вкратце, попытка ответа.
Спросишь, платок теребя:
"Как ты живешь без меня, вообще-то?"
Да так и живу без тебя:
Кошкой, наученной новым порядкам
В холоде всех пустырей,
Битой, напуганной, в пыльном парадном
Жмущейся у батарей.
Вечер. Детей выкликают на ужин
Матери наперебой.
Видно, теперь я и Богу не нужен,
Если оставлен тобой.
Так что, когда затихает окраина
В смутном своем полусне,
Сам не отвечу, какого хозяина
Жду, чтоб вернулся ко мне.
Ты ль научил меня тьме бесполезных,
Редких и странных вещей,
Бросив скитаться в провалах и безднах
Нынешней жизни моей?
Здесь, где чужие привычки и правила,
Здесь, где чужая грызня, -
О, для чего ты оставил (оставила)
В этом позоре меня?!
...Ночью все кошки особенно сиры.
Выбиты все фонари.
Он, что когда-то изгнал из квартиры
Праотцев на пустыри,
Где искривились печалью земною
Наши иссохшие рты, -
Все же скорее вернется за мною,
Нежели, милая, ты.

(с) Дмитрий Быков
божена

(no subject)

Возвращаясь к напечатанному. Еще хороший вопрос: "Дать тебе денег?" Блядь, об этом не спрашивают! Просто дают и все. Тебе деньги нужны? Да нет, конечно! На хуй они мне сдались, любимый?! Куда мне их тратить?! Маникюр нынче всем делают бесплатно. Педикюр тоже. Колготки капроновые я по три года ношу, и все никак не сносятся. Наряды? - Все эти Гуччи-Хуюччи самозарождаются в моем шкафу. Так что, не оскорбляй меня без нужды "ле мизерабле кестьен д'аржан" (отвратительным вопросом денег) и не надо грязи в отношениях, мой маленький пусик.