February 25th, 2007

божена

(no subject)

Сука-таксер дал мне вместо сдачи фишку монакского казино. А я-то ему еще два евро на чай дала! Это при счете 10 евро! Опять Куршевель начинается...Пойтих, поиграть, чтоли? Хотя - явно не вкатит. Мой фарт не случайный, а сугубо трудовой. Я верю в труд, труд моя религия, он мне и платит взаимностью. А в то, что можно все с неба получать за так, я не верю кишками, нутром не верю, хотя вижу множество примеров. Вот на меня удача случайная и не сыплет.

В отеле Эрмитаж на просьбу принести чая приносят: толстый пузатый чайник, которого хватает на долго. В чайнике болтается два пакетика, и третий лежит на блюдечке, -- мало ли ты любишь чифирь. Рядом на подносике стоит кувшин с кипятком - типа, хоть оппейся, водохлеб самарский. А рядом лежит тарелка с печенюгами. Все удовльствие - 6 евро, как в Москве, только честнее.

божена

(no subject)

За моим окном шумит море - вилла стоит на первой линии. Вот интересно: когда в Москве под окном шуршит вентилятор тролейбуса, я спать не могу, а море - пожалуйста, даже приятно. Все в голове... Завтра помощники по дому будут рубить пальмы. Оказывается, пальмы полагается очищать от старых веток, а они такие толстые, что только рубить, и все. А три дня назад была такая буря, что одна дряхлая ветка отлетела сама и ебнулась в бассейн. Бассейн от бури и от ветки вышел из берегов. Почти Питер был. И пахнет, как на даче. Все в цвету. Маленькая Стеффи - дочка подруги из Монако - подарила мне сиреневый эдельвейс. Я вчера купила сказочное белое платье от Диор и красное бархатное фигаро... Гуляла по ботаническому саду и плакала от того, какое же здесь все цивильное, красивишное. Боже-боже, отправь меня сюда на пенсию. Я так устала, как будто мне сто лет. Тянула на себе всю молодость и перерезвила себя, загнала. Устала глобально, пожизненно. Я хочу забыться и заснуть. И желательно, под пальмой.