January 23rd, 2007

божена

Пирдуха

Подруга в Монако. Вспоминаем пьянку двухлетней давности. Подруга возмущенно: "Ее муж такой пьяный был, он вообще, кстати, алкаш голимый, что меня - меня! - не узнал! Смотрит сквозь и мычит: "А эт-та што за сук-ка?!". Я могла, конечно, ему ответить. Но я же человек интеллигентный. Поэтому я просто так, спокойненько, про себя подумала: так, на мне пиджак Ив Сен Лоран, в руках - Биркин-крокО, и ебала я всех в рот.

божена

(no subject)

Из ЖЖ-шного. ДБД, задумчиво: "Странно, она вроде и девка-то неглупая. Чего ее тянет к деньгам да в тусовку?"


Сразу вспомнился Довлатов. "Однажды латинист Бобович спросил перед началом занятий:

– А где Далматов?

– На соревнованиях, – ответил мой друг Эля Баскин. (За час до этого мы с ним расстались возле пивного бара.)

– Какой же вид спорта предпочел этот довольно бездарный молодой человек?

– Далматов – известный боксер.

– Вот как, – задумчиво протянул Бобович, – странно. Очень странно… Ведь он совершенно не знает латыни.

божена

(no subject)

Нашла ЖЖ доктора Лизы. Оказывается, она меня давно уже прифрендила. А я и не знала. Рада была зафрендить в ответ. Журнал хорошего человека. Мне таких нравственных высот не достичь никогда. Читала до пяти утра. На эфир к Малахову пошла невыспамшись. Читала о Лизиной жизни и чувствовала себя последней жопой.

Часто благотворители и подвижники оказываются зашоренными ограниченными менторами. Студент Петя, прочие чеховские мудаки. А уж ежели они, не дай Бог, упэрто православные... Тут покоя не будет. Надрывное добро с кулаками настигнет вас в каждом доме. А тут, у Лизы, тихое, кроткое добро, тихий мягкий свет. Короче, дай Бог самой Лизе, божей пани докторше здоровья.

Гложет меня другое. Я-то, конечно, безусловная жопа. Живу ради оттяга и fashion-вкусняков, стараюсь вырвать у жизни побольше да погуще. Но все-таки это не жопность во всей своей красе, а малодушие, причем не смертельного пошиба. Рядовое такое. А вот то, что я вижу везде только смешное и убогое, и что оно меня волнует боле высокого...это таки признак мелкой души.

Прочитала у Лизы историю про умирающего Иосифа. Конечно, взрыднула. Конечно, уж я этого хама из Хеседа... уж я б его! И верю я Лизе на все сто, и хамов таких встречала стадами. Меня, как литератора, почему-то больше всего не сама история цепляет, а цепляет меня убожество некоторых комментаторов, которое ну так и прет. Ну что ты будешь делать... даже в такой страшной истории я вижу карикатуру.

Краткое изложение. Старик еврей. Тяжелая онкология. Страшная нищета. Простая русская жена в хоспис его не отдает, хочет, чтобы ушел при ней. Хоспис доктора Лизы облегчает страдания таких больных, помогает им уйти без мук, но доктор Лиза - не Собес и, что ежу понятно, не может содержать всех нуждающихся. Старику, кроме инъекций и врачебной помощи, нужны были элементарные простыни и продукты. Лиза позвонила в благотворительную еврейскую организацию, где ее обхамили, а вопрос со стариком попытались сбагрить. Лиза была справедливо возмущена, эмоционально рассказала это всей губернии. (Правда, потом все-таки старику не особо щедро, но помогли). Спасибо Лизе, позор хаму и гниде. Итак, губерния пошла писать. Вот примерный пересказ прущего убожества. Эти навозные зерна я умудрилась нарыть даже в куче жемчуга.

Один из комментаторов в другом ЖЖ заметил, что доктор Лиза могла бы и за свои деньги купить старику простынь. Чай, не обеднела бы.

Да она вообще, вторит другой, в этом своем хосписе, если вы не знали, зарплату получает! Не просто так работает, за деньги! А тоже говорят: мать Тереза, мать Тереза!

Другой красавец хорошо считает. Особенно деньги в чужом кармане и бюджете. Это отличительная черта русских: как подвести баланс в чужом кармане, так первым рылом! В момент скалькулируем! Мы только у себя ни хера высчитать не можем, а почем "у него на окнах плюш и шелк", знаем до копейки. И вот этот счетовод привел такой, не лишенный логики, довод: инъекция чего-то там онкологического (сложное название, не буду врать) стоит 10 000 долларов. Так пусть эта Лиза не колет ему это что-то там, а возьмет, блядь, и на эти деньги пойдет, да простыней ему с гречкой купит...

И вот это все вдохновляет меня больше, и чем жуткая судьба старика, и чем житейские подвиги (я без иронии) очень хорошего человека.