January 2nd, 2007

божена

Из Лидии Гинзбург

Лидия Гинзбург

           В двадцать лет, после первого несчастья, мы принимаем решение быть равнодушным, одиноким и посвятить свою жизнь труду. Как план поведения это бесполезно. Как предсказание — страшно. Потому что через десять лет человек, давно позабывший свои детские намерения, застанет себя поглощенным одиночеством и трудом. Так изменяют любовь, боль, даже чувство земли — от босых ног на пыльной дороге, от молодой ржи, затопленной зеленым воздухом, как водой.

божена

Пеар

Друзья, предыдущая цитата была откопана
realdiary
А самого юзера я откопала благодаря
tatus
Реальный дневник очень рекомендую. Почитайте. Это весь дневник из хороших и малоизвестных цитат.

божена

Лидия Гинзбург

Лидия Гинзбург

Представьте себе человека, до которого по проторенным дорожкам доходят только привычные страдания, а новое, даже большое несчастье он уже не в силах ощутить.

Несчастная любовь своего рода прерогатива мужчин; в том смысле, что она возможна для них без душевного ущерба. Она их даже украшает.

Смотреть на безответно влюбленную женщину неловко, как тяжело и неловко смотреть на женщину, которая пытается взобраться в трамвай, а ее здоровенный мужчина сталкивает с подножки.

божена

И манит страсть к разрывам...

   Лидия Гинзбург высказала один наболевший момент. Я о нем, может, менее поэтично, но все же пристально думала. Страсть к разрывам есть неумение разрулить отношения. Когда убеждена, что ничего хорошего опасные связи принести не могут, цепляешься за любой повод фыркнуть: "Ну, я же говорила!" и скорее, скорее эти связи рвешь, рвешь... Страсть к разрывам есть трусость. Вот как об этом пишет Лидия Гинзбург: 

            "Слабохарактерные люди склонны к крутым и непоправимым разрывам. Они
ликвидируют отношения, не умея их регулировать. Чтобы упорядочить отношения, нужна воля. Для того чтобы рвать, не нужно ничего, кроме оскорбленного самолюбия, усталости, потребности выговорить давно отстоявшиеся слова.

   Этой внезапной легкости я боюсь в деловых разговорах. Легкость накатывает волной, подымает высоко; на какое-то быстротекущее мгновение становится до восторга приятно и до бесконечности все равно — и вы разваливаете вмиг налаженное дело. Так люди теряют уже обещанные гонорары. Так мы безрассудно ссорились с метрами. Все та же нездоровая легкость, ощущение ложного и туманящего подъема — как на качелях.

           
Поспешные разрывы, сердечные и деловые, сопровождаются временной подменой действительности — как в картах. Особенно если играешь фишками. На время игры суммы теряют бюджетный и бытовой объем. Остается соотношение незаполненных величин, условных знаков азарта. Игра кончилась, и действительность возвращается к нам достоверностью проигранных денег, не принятых рукописей, отношений, погубленных навсегда".

божена

В Куршевелице метелица метет

          

         Снег все валит. Без передышки мело всю ночь и весь день. Завтра склоны будут мягким, и даже можно будет падать. И, говорят, завтра будет солнце. 
          Когда я приехала, склоны стояли голые, припорошенные малиновой пудрой. Такой эффект дает жухлая листва в Альпах. Кое-где пробивалась зеленая трава. Прошло два дня, и уже все белым бело. Ни травинки, ни кустика. 
          Болонк первый раз в своей короткой швейцарской жизни увидел снег. Снег ему не понравился. "Петишьенчик" отказывается от променада, трясет лапками. И перед прогулкой приходится одевать ему калоши и плащ. Иначе не идет ни в какую.

божена

Из Довлатова

«Днем она готовилась к экзаменам, А я предавался тупой бездеятельности, на что, кстати, уходила масса времени». Сергей Довлатов. «Филиал».

божена

Для Вас, Юра.

        Еще одно лыко в строку от Лидии Гинзбург. Именно это я доказывала своему издателю. Мы, понимаешь ли, бодались, должен ли в современном романе быть четкий лихо заверченный сюжет или нет. Я талдычила, что лихо заверченные сюжеты фальшивы. В жизни же  так не бывает.

         Вот Сергей Довлатов, «Заповедник», какой там сюжет? Да нет его там. Мужику лень работать на свет в семье. Жена устала от равнодушия и уехала. Переоценка  ценностей, да простите мне это мерзкое выражение.  Осознание. Воссоединение. Это жизнь, as her's own. В смысле, как таковая.

         Так что, дорогой Юрий, это Гинзбург специально для Вас.

         «Момент выдумки необязателен для литературы (может быть, для искусства вообще). Первичны и обязательны моменты выборки (отбора) и пропуска — это две стороны процесса художнического изменения материала. Каждый сознательный и целеустремленный пропуск части признаков при изображении предмета является уже рудиментом искусства (какие бы он ни преследовал практические цели)». Лидия Гинзбург.