October 25th, 2006

божена

(no subject)

Еще один любитель играть словами нарисовался. А я думала - обычный строительный дядька, куцая бескрылая личность. Возводит что-то или мостит. Сижу на Валином показе - сейчас в Москве неделя моды. Пишу этому строительному дядьке СМС-ску: "Ты на Юдашкине?" Тут же получаю ответ: "Я на Славяшкине!"

Для тех, чья фамилия Неврубайло:  Judoдашкин - первая часть фамилии переводится как иудей. Корень "Юдо". Антоним к ней - соответственно - Славяшкин. Дядька отбазарился, не задумываясь. Стало быть, наш человек. 

Меня играть словами приучила покойная тетушка. Отбрехивалась она, конечно, на раз. Помню, сидим на кухне. Звонок. Тетка поднимает трубку. Слушает. Молча кладет трубку на рычаг, и, видя мою удивленную рожу, поясняет: "С АТС звонили". Сколько себя помню, тетка всегда платила за телефон только по факту отключения. И потому язвительно спрашиваю: "Тебе присвоили звание "Плательщица года?" "Плательщица-Негода!" - тут же отвечает тетка. 

Тетка звонит мне и сообщает: "Ну что, мы с Соней вылетаем..."
Вылетаете, - изумляюсь я, - на самолете?!!  
Нет, на поезде, - тут же отвечает тетка, - мы всегда летаем на поездах! 
Тетка тогда была очень бедной, нищей просто, вот я и удивилась слову "вылетаем". По моим подсчетам, денег на самолет там быть никак не могло. А потом тетка вдруг ужасно разбогатела - выгодно пристроила модельную дочь. Кричала в телефон: "Мы так счастливы! Так счастливы!" И почти сразу, не успев даже наесться богатством, погибла. Разбилась на вертолете. Лучше б нищая и под мухой ходила по Матвейке, Матвеевскому садику на Петроградской...  

божена

(no subject)

Вася все ищет, ищет Бога. Проштудировал Коран. Постиг суть христианства: "Все-таки врагов, ебать их в рот, надо прощать!". Взял самое ценное у буддистов: "Я теперь как будда, мне все до фонаря!". Учитель по философии уже ходит к нему не один, а два раза в неделю. Тем не менее, никогда я не встречала настолько далекого от Бога пассажира. 

"Эти работники - я с моих людей ну просто фигею! - жалуется мне Вася, - Шофер у меня сегодня, я чувствую, где-то витает. Ты где, говорю, ты ж не со мной!  С отцом, говорит, случилось, в больницу увезли. Нормально? Так он же меня угробить может, он ночь не спал! Ты головой соображаешь, говорю, что это опасно! Оно мне нужно?! Я ему плачу, и он мной же еще и рискует..."

Иваныч к поискам Бога относится скептически. "Хули его искать, живи да не греши". Три года назад он подарил мне машину. Вручая ключи, наказал всегда включать поворотники. "А зачем - всегда?, - спрашиваю, - а если я одна на дороге?". "Одна, не одна - неважно. В Бога веришь? Тогда включай поворотники!"

божена

Жукарий

Вау! Поймали литовского шпиона по фамилии Хитрюк! Моя коллекция пополнилась. 
Вот он, мой жукарий. Это как гербарий, только вместо листиков на булавочку наколоты жуки:

Главный начальник управления исполнения наказаний ГУИН Минюст России Владимир Злодеев
Разгласитель гостайны полковник Михаил Трепашкин
Начальник военкомата Петроградского района Алексей Забирохин
Глава наркоконтроля Олимпийского комитета Николай Дурманов
Литовский шпион Василий Хитрюк. Кстати, резоннее было б - Хитрюкас. Уж коли он литовский-то шпион.

божена

Вот они, финансово фартожопые. Штрихи к портрету музы моей Васи Снисаренко

 

          Довлатов когда-то заметил, что бедность и богатство - качества врожденные. И я с ним полностью согласна. Когда-то наш паршивец-директор, теперь уже экс....кстати,  запомните это имя "Алексей Олейник", редчайшая мразь! - пообещал к концу апреля перевести зарплату за февраль. Ни черта не перевел, и со всем коллективом счетоводов свалил отдыхать на майские. А вы тут, мол, ебитесь, как хотите. Наш спокойный главред тогда бросался столами. 
         А я, как обычно, свалила на праздники в Монако. Квартирки на Ларвото еще не было - жила в пригороде, в "бальйо". И вот, значит, два года назад. Майские. Я в чужой стране остаюсь без копейки. Просить у Иваныча гордость не позволяла - я ж типа с ним на равных. Могу принять в подарок квартирку с машинкой. А вот стрелять по сто евро -как-то чиповато. Спасло меня, что Иваныч, наш главный монакский мотоциклист, забыл дома второй шлем, и, чтобы самому не везти, не нарываться,  всунул мне 500 евро на такси от кафе де Пари до дома.  Хорошо, он цен на такси не знает. А не то б я пошла и утопилась. Как это поется "я поехала в Сибирь на добычу золота, если б не было п...ды, померла бы с голода".  
         И случился у меня тогда серьезнейший нервный срыв. Резкое угнетение иммунитета. Вся зацвела. Обратно летела на Иваныче, так приходилось прикрывать лицо платком, такая была красотуля. Короче, прилетаю. Переводят мне в мае зарплату за февраль. И тут же у меня ее съедает Сити-Банк. По ошибке. Ошибку эту мы год потом исправляли. А хватилась я зарплаты в ночной аптеке. Пошла за интроном, который стоил 8 000 рублей шприц, хвать-похвать, а на карточке - шаром покати. Интрон надо было колоть по часам. И такое отчаянье было, что домой брела, держась за стены домов. 
         К чему я эту этот ужас вспомнила? А вот к чему: в это же самое время Васе Снисаренко Сити-Банк (у него счета, по-моему, во всех банках мира) по ошибке же перевел чужих триста тысяч долларов. Вася кричал ужасно. "Уберите от меня этих денег! На хер мне чужое! Знаю я вас! Потом с меня же проценты попросите!"
 

божена

Как мой друг Вася стал антисемитом

        

      Вася Cнисаренко – человек широкий и щедрый.  Устраивает своим деньгам текучесть, и они катят к нему свои волны, как Волга полноводная. Как-то раз Вася одолжил миллион долларов одному из своих полу- партнеров. Фамилия партнера была Шнеерзон,  в тусовке его называли – Шнеер. Пятьсот тысяч долларов этот Шнеер вернул сам. А вот второй половины нет и нет, нет и нет. Вася уже начал напрягаться.

       Да, а после того, как Вася удачно «евроремнул» Кремль, ни в одну приличную страну его не выпускают. Сидит он дома и дальше Золотого кольца носа не кажет. Таким патриотом стал. Любить надо свой народ. Отдыхать только в России. Главное - это Родина. С чего у нынче начинается любовь к Родине? С запроса Интерпола…

       И тут звонит мне Вася и кричит в трубку: «Срочно, срочно приезжай, непечатно! Просто непечатно, можно,  эти жиды непечатно! Нет, ну это кому сказать, непечатно! Зощенко, бляха-муха, Шолом-Алейхем гребаный! Вот ты писатель, ты опиши!».  Ничего не понимаю, кроме того, что и Розанов был прав, и что Вася прочитал Ницше, и Ницше тоже был прав. «Подожди, Вася, ты ж мне сам говорил, что с евреями надо дружить, потому что евреи самые умные?». «Умные, непечатно, они такие умные, что непечатно, свой, свой народ надо любить, короче, приезжай!»

Приезжаю. Рассказывает. Звонит Васе с утра должник. Тот самый гражданин Шнеер.

- Василий, нам нужно увидеться.

- Резонно, соглашается Вася Снисаренко.

- Василий Викторыч, между нами стоит полмиллиона. Вот ты мне предъявляешь, но клянусь, я тебе полмиллиона переводил.

- Переводил - я ж не против, покажи мне платеж.

- Ты понимаешь, я эту платежку куда-то выкинул. Я ж не буду квитки по полгода хранить.

- Послушай, Шнеер, если я на своем счету денег не вижу, и платеж ты выкинул, это, считай, ты мне не переводил. Полмиллиона это ж тебе не шуточки. Рассосаться не могли. 
-
Вася, я с тобой согласен. Конечно, я виноват. Похоже, это банк сингапурский левый оказался. Я точно тебе переводил, клянусь, но я переведу снова. Я тебе еще раз заплачу. Пусть это будет моя вина, если платежей нет. Все! Как только ситуация у меня поправится, я тебе все переведу. Буду по частям отдавать.


Из всего сказанного Вася понял, сейчас он денег не увидит.

 
- Так, ты собираешься со мной рассчитываться. Это радует. А когда начнешь-то?  Какого числа?  По- сколько? А то может, ты  начнешь мне по 100 баксов отдавать. Так я  всю жизнь получать буду.


-
Вась, это пол миллиона. Не шуточки. Не баран чихнул. Сам подумай, как я могу сейчас сказать, когда и как я буду тебе отдавать полмиллиона?У меня сейчас сложная жизненная ситуация: жене Галке грудь удалили, мать умерла, дочери в Лондоне учатся – надо платить, отец в больнице. Мне ж сначала надо с первоочередными платежами разобраться, а потом можно и  долги отдавать.
 -  Ну, хорошо. Сейчас март, денег у тебя нет. К сентябрю-то хоть лаве пойдет? 
-
Точно ничего тебе пообещать  не могу. Ты пойми, жене грудь удалили, мать умерла, отец больной, за дочерей платить надо. Вась, я тебя прошу, спиши мне сто пятьдесят тысяч. Давай я тебе триста пятьдесят буду должен. Тем более, что я один раз уже переводил, банк-падла…

– Как это?! У тебя же дом в Монако есть, и лучше, чем у меня! Почему я должен тебе сто пятьдесят тысяч прощать?!


...Жене Галке,  дочки, грудь…Вася уже озверел...

– Ладно, – говорит, – если ты такой бедный, возвращай хотя бы триста пятьдесят тысяч, только скажи уже наконец, когда?
   Вася! Васенька! Какой ты человек! Я перед тобой в долгу!
   Естественно, говорит Вася 
-
Так мало кто способен на поступки! Так мало неиспорченных деньгами людей! Давай с тобой за это выпьем! За благородство и порядочность!

Выпили за благородство. Потом за порядочность. Вася рассказал Шнееру про философию пчел. Шнеер философию одобрил.  И спросил:

– Слушай, Вась, а тебя из страны так и не выпускают?

– Так и не выпускают.

– Что, все так и сидишь, да?

– Так вот и сижу, да

– А как же твой дом на Кап Дайльl?

– На Кап Дай! Это только русские говорят Кап Дайль! Так и стоит, а что ему – плясать?! - отвечает Вася.

– Слушай, я слышал, ты Бентли покупал в этот дом. Так на нем и не ездил? – продолжает Шнеер.

– Так и не ездил, – с сожалением говорит Вася.

– И он тебе, получается, там не нужен?

– Конечно не нужен, раз я не могу на нем ездить.

– Слушай, а сколько этот твой Бентли может стоить?

– я его за триста тысяч брал.

– Так ему же  ж три года!  Уже старая машина...

– Какая старая машина? Да я на этом Бентли два раза до моря доехал, и все!

– Вась, ты же понимаешь, Бентли хороший, когда он новый. Старый Бентли есть старый Бентли. Триста тысяч он сейчас не стоит, да еще и дешевеет каждый день. Я вот что хотел тебе сказать. Ко мне в гости в Монако Кобзон должен приехать. Мне ж его возить на чем-то надо. Можешь мне этот Бентли за сто пятьдесят тысяч продать?
-  Как продать? - изумился Вася. 
- Т
ы пойми, это не моя прихоть. Ко мне Лещенко с Кобзоном приедут. Я же должен их возить. Как же я без Бентли? Он тебе же все равно не   нужен. А так все-таки сто пятьдесят тысяч…


Вася минут пять зло молчал. Потом резко встал и сказал:  
- Хорошо, давай деньги, забирай Бентли, я позвоню, но только прямо сейчас. 
-
Как - прямо сейчас? Я же тебе говорил – жене Галке операцию сложную сделали, за девок платить надо, мать умерла, отец в больнице…   Я тебе не могу сейчас сто пятьдесят тысяч отдать. Ты мне добавь эти сто пятьдесят за Бентли к тем оставшимся трехсот пятидесяти, а я с сентября буду тебе отдавать.

«Я блядь ушам своим не поверил, - скажет потом Вася. А тогда он сначала вышел из ступора. Затем - из кабинета. Да так стремительно, что Лапуся не успела отскочить. "Ты тут у двери шьешься, ты мне скажи -  я что, его правильно понял? Он – что, мне так все и предлагает?», - спросил Вася. Лапуся так все и подтвердила. Васины глаза окрасились багрянцем. Он влетел в кабинет  и закричал раненой птицей:  «Это же просто…просто … Шоу-Алейхем какое-то! Ты пришел, полмиллиона должен –  пес знает когда отдашь, ты ушел – полмиллиона должен, пес знает когда отдашь, так еще и Бентли забираешь!

А мне Вася рассказал всю эту историю и посоветовал больше с "явреями" не икшаться.