becky_sharpe (becky_sharpe) wrote,
becky_sharpe
becky_sharpe

Category:
Продолжая разговор о российской медицине, который бушует у меня в ФБ, публикую письмо моей новой приятельницы, специалиста по бриллиантам. Публикую, естественно, с ее разрешения. Думаю, кому-нибудь из вас, не дай Бог, пригодится. Кстати, я, как и фигурантка письма, тоже проходила обследование у Макнамары в Ритце в декабре. У меня нашли маленькую проблему, о которой я знала, а ужаса, который обнаружился в Израиле, даже у Макнамары не обнаружили.

__________

Дорогая Божена,

Нужное и правильное дело Вы начали -- информирование Вашей аудитории о заграничных врачах.

Делитесь моей историей тоже, если сочтете нужным:

«В конце мая 2011 г.моей маме провели обследование, которое называется total body scan в клинике у Макнамары (Москва, гостиница Риц). Маму ничего не беспокоило, и я записала ее на это обследование, потому что узнала, что Макнамара (о диагностическом центре которого в Монако я была наслышана) открыл диагностический центр в Москве.

В результате обследования у мамы обнаружили опухоль в левой височной доле, достаточно большую, размером с яйцо. Сказать, что это был сюрприз – ничего не сказать: никаких неврологических симптомов у мамы не было, за исключение легкого онемения правой ноги, которое наблюдающий маму невролог объяснял повышенным сахаром у мамы; НИКОГДА ни один врач не назначал маме МРТ головного мозга, поэтому динамику роста опухоли, конечно, тоже нереально было проследить.

Следующий месяц (июнь 2011 г.) мы консультировались у разных местных врачей; я ездили в Институту ядерной физики в Дубне, чтобы понять можно ли убрать опухоль путем облучения протонами; ездили в Питер в Институт мозга, чтобы сделать ПЭТ (это единственное место в СНГ, где делают ПЭТ головы, и запись на анализ для обычных людей за пару месяцев); лихорадочно искали в Москве место, где можно сделать тест на определение речевых центров в головном мозге - оказалось, что тоже только одно место в Москве; подключали каких-то нереальных людей для того, чтобы попасть на операцию в Бурденко.

Замечу, что опция оперироваться маме за границей существовала с самого начала. Мне порекомендовали врачей в Германии и Швейцарии, я с ними списалась, отправила МРТ, и они готовы были оперировать маму. Но мама уперлась рогом -- «Только Бурденко! Со всего бывшего Советского Союза едут в Бурденко! Верю только Бурденко!»

В итоге, 7 июля 20122 года маму прооперировали в Бурденко. Со слов врачей, операция прошла хорошо. По результатам гистологии – анапластическая олигоастроцитома (III степень злокачественности).

Через 3 недели после операции мама должна была начать курс облучения фотонами в Бурденко. Однако в Институте ядерной физики в Дубне мне объяснили, что, по их мнению, облучение протонами – более эффективно. Но, как всегда, единственное место в СНГ, где проводят облучение протонами – это Дубна. Но в Дубне все в августе уходят в отпуск, а оборудование проходит профилактику.

Общее мнение: обучение необходимо начинать в течение 2-3 недель после операции.

Поэтому я собрала маму, и 1 августа мы поехали за протонами в город Мюнхен. У нас были назначены встречи с радиологами в университетской клинике Рехтс де Исар (Klinikum rechts der Isar). На приеме немецкие радиологи объяснили, что протонами облучаются опухоли и послеопухолевые ложе только определенных размеров, и расположенные только в определенных местах. В общем, протоны – это была не мамина история. Маме были показаны фотоны. Радиологи сделали маме контрольные МРТ и ПЭТ (зацените – ПЭТ делали там же, в рядовой университетской клинике, а не отправляли нас, например, в Берлин).

И тут был очередной сюрприз. Анализы показали, что Бурденковские врачи оставили часть опухоли (!!!) у мамы. Конечно, в Бурденко нам никто этого не сказал, когда делали послеоперационное МРТ.

Поэтому радиологи направили нас в отделение нейрохирургии той же клиники. И уже 12 августа маме удалили остатки опухоли, лучевую терапию решили делать в той же клинике.

Сейчас мама раз в несколько месяцев ездит в Мюнхен, чтобы сдать контрольные анализы и сделать контрольные МРТ и ПЭТ.

Вывод из всего описанного опыта: никакие операции в России моя семья НИКОГДА делать не будет. Когда я спросила немецких нейрохирургов, почему врачи в Бурденко могли оставить часть опухоли в голове у мамы, они только пожали плечами и сказали, что они бы удалили все с первого раза.

Вот контакты врачей в университетской клинике Рехтс де Исар (Klinikum rechts der Isar):

Нейрохирурги: http://www.neurokopfzentrum.med.tum.de/neurochirurgie/24.html

Радиологи: http://www.radonc.med.tu-muenchen.de/page.php?id=47&np=Ml81XzFfMQ==&

Записаться на консультацию можно напрямую по тел на сайте. С собой обязательно взять имеющиеся диски с МРТ. Все врачи, секретари естественно прекрасно говорят по-английски. Я с ними общалась на английском. Можно обратиться к посредникам, организующим консультации в клиниках, переводчиков, помогающих ориентироваться в клиниках, пр. Стоимость услуг посредников -- обычно 10% от выставляемых докторами/клиниками счетов.

По стоимости: операция у проф.Майера (Prof.Benrhard Meyer) + нахождение в стационаре в течение недели стоило 25 000 евро; облучение в той же клинике - 18 000 евро. Все суммы вносишь авансом, исходя из предварительных расчетов клиники. При окончательном расчете, возможно что-то вернут, или наоборот, нужно будет доплатить.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment