becky_sharpe (becky_sharpe) wrote,
becky_sharpe
becky_sharpe

Categories:

Не удержусь, целиком поставлю.



Инвесторы привыкли работать с людоедами.
Но даже эти инвесторы не хотят на Сочинский экономический форум.

Для начала, если можно, я процитирую из прекрасной статьи Божены Рынска в «Газете.ру» о Сочинском экономическом форуме. О самой ударной части программы — опоздании Путина. «В одном из рядов самозародилась букмекерская контора. Делегаты стали принимать ставки — извинится августейшая особа или нет?.. Самую интересную версию предложили соседи Олега Тинькова. «Жестко не извинится», — сказали они. «А что это такое?» — удивилась я. «А вот увидите», — хмыкнули господа.

Владимир Путин пришел в два часа. И таки жестко не извинился. Бывают извинения косвенные, невербальные. Это когда мужчина несколько смущен, однако считает, что извиняться перед лохами не по-пацански, но все-таки чего-то его гложет. «Жестко не извинится» — это когда опоздавший на час входит, а на лбу у него бегущей строкой: «Имел я вас, имею и буду иметь».

К этому следует добавить: попытку ФСО не пустить на форум даже Игоря Сечина и Владимира Стржалковского; перекрытие города вообще на случай (неизвестно когда и куда) проезда Путина; многочасовые пробки даже для гостей с пропусками.

Форум умирает. Для любого ино-странца он служит символом загнивающей диктатуры третьего мира, в который превращается Россия при Путине: заоблачные цены в гостиницах при хамском сервисе, шалман и грязь на улицах, перекрытый для падишаха проспект, невозможность проехать даже участнику, даже при привилегированном бейджике, и — сам падишах, опаздывающий на час с улыбкой: «Клал я на вас всех».

Знаете, что происходит? На самом деле инвестора ни падишахом, ни шалманом не запугаешь. Они привыкли работать с людоедами.

Проблема в другом: даже в Нигерии с каким-нибудь Бабагиндой можно договориться. И политический риск в Нигерии или любой другой людоедии состоит в том, что какой-нибудь Сани Абачу свергнет какого-нибудь Бабагинду, и все договоренности вылетят в трубу.

А в России договориться нельзя. Вертикаль власти — это миф. Договориться нельзя ни с кем, а помешать могут все.

Возьмем, скажем, недавнюю историю со сделкой BP и «Роснефти». Кремль хотел отмыть захваченнные активы ЮКОСа. BP в обмен на позволение работать в Арктике готова была предоставить «Роснефти» такую возможность. BP договорилась с Сечиным и думала, что, если договориться с Сечиным, — это всё. Но у BP еще есть договор с ТНК о том, что любые проекты BP в России идут только через ТНК — BP.

Фридман пришел к Путину и предложил ему еще более глобальную сделку, при которой BP выкупала ТНК, а так как денег на выкуп у BP нет, то это был бы своп, еще более грандиозный, чем в случае с «Роснефтью». Российские акционеры получали бы на порядок больше акций в британской компании. Путин дал добро, «Альфа» начала давить BP, и BP с «Альфой» уже обо всем договорились — но в сделке должны были участвовать и акции «Роснефти», — и тут уж Сечин показал средний палец. И всё сдохло.

Примерно та же самая история происходит с телекоммуникационными сетями нового поколения. Усилия любого новичка, даже достаточно крупного, даже заручившегося поддержкой Путина (например, «Воентелекома», за которыми стоят интересы Анатолия Сердюкова и Сулеймана Керимова), вступить в игру за новые, в отличие от GSM, и более перспективные форматы хоронятся любыми членами «Большой тройки», а между собой члены «Тройки» тоже не могут договориться, да для них и нет выгоды губить свои же, уже существующие сети.

Никто не может помочь, включая Путина, но все могут помешать, и ни с кем нельзя договориться, не вызвав к жизни объединенный фронт недоговорившихся.

Даже с Олимпиадой та же история. Ну и что, что Путин велел построить Олимпиаду и что это личный его проект? Всё бускует, потому что сумма взяток, которые чиновники всех рангов просят за осуществление проекта, превышает самую наглую прибыль, а если с кем-то не поделишься — этот кто-то и подставит подножку.

Сочинский форум — очень хорошая иллюстрация не просто к опозданиям падишаха, пробкам и шалману. Это иллюстрация к тому, что в путинской России исчезли субьекты для экономических договоренностей. Остались только объекты для разводок.

Юлия Латынина
обозреватель «Новой»

22.09.2011

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments