becky_sharpe (becky_sharpe) wrote,
becky_sharpe
becky_sharpe

Categories:

Ладно, я сама

Сегодня разбирались с посудой. Федорино горе. И господи, как же бедно жили....

....Шляпки отправились танцевать в Канны. Пообещали прислать фотографии в мае.... Часть пластинок остается в семье - будем слушать в Новый Год. А часть - можно будет послушать у Ленечки в Русской Рюмочной. Правда, какое-то говно отковыряло там иглу от патефона, и теперь придется Ленечке покупать новый. Просто сидел неведомый пидорас клиент, руки чесались, взял и приваренный крепеж для иголки с патефонной головки отломал...

Потом пришел специальный человек и морил клопов. Как же я ненавидела этих клопов, как же долго я ждала часа свести с ними счеты. Меня там жрали всю жизнь, а у меня аллергия на клопов, жутчайшие пятна были, огромные волдыри на месте укуса. И бабушка не соглашалась их вывести, говорила, что клопов там нет, пока я, лет уже в 15, не поймала одного за хобот, так мне и не верили. Других-то, говорили, не жрут.

Занавески, которые сняли с 3-х метровых окон, рассыпались в пыль. Они висели там с 50-х годов и просто истлели... Сколько раз я предлагала бабушке новые занавески. Ответ: не надо, сама разберусь. Сколько раз мама предлагала помыть окна или вызвать помыть. Ответ: нет.

И в этом была очень болезненная для окружающих игра "вы будете передо мной виноваты", которую я ненавидела. Бабуля, начиная с 75-летнего возраста отказывалась от помощи, сама мыла окна, слепая, взбиралась на эту верхотуру, а потом нам с гордостью говорила: я вот окна вымыла на днях. И мы чувствовали себя полным говном. Старуха! моет! Окна! 3-х метровые! Слепая! В то время как мы жируем!

Я ненавидела, когда я шла в магазин, а бабушка (она тогда гостила у мамы) говорила тягучим голосом: "Вы мне мне хлеб не покупайте, я сама схожу куплю..." Мама отвечала: "Мам, перестань, нам не трудно, купим твой хлеб". А меня до того бесило, что я стала отвечать: "Хорошо, не куплю. Действительно, иди сама. И еще картошки три кило захвати, чтобы я не тащила".

Бабушка так растерялась, когда я впервые не поддердала игру, что замолчала, а потом ответила жалобным голосом: "Ну, картошку... нет, картошку я все-таки не буду покупать....". А потом разрешила мне покрасить ей волосы. (Долго отнекивалась и говорила: я сама).

Когда мама купила трешку на Петроградской, бабушка стала жить то там, то у себя. Последний раз она жила у мамы две недели. С середины ноября до начала декабря. Потом вернулась к себе. Переезжать насовсем она обещала, но нарочно затягивала, отказывалась, тянула волынку. И вот, пошла в парикмахерскую и упала. И то ли - сломала ногу. То ли - сильно ушибла. Соседи сказали, что у нее был гипс.

После этого бабушка слегла. А перед тем, как слечь, сама позвонила своим подругам и попросила ей не звонить, потому что она отдыхает. Одна из подруг знала, что у бабушки сильный ушиб ноги, но не могла сказать маме, потому что бабушка потребовала маме ни в коем случае не говорить об этом, и подруга знала - нарушишь обещание, бабушка обидится навсегда. Она отрезала общение сразу, когда что-то было не по ней. Один раз ее сдала ее одноклассница Нина, рассказала маме, что бабушку третируют лохотронщики. С тех пор бабушка с Ниной не общалась и кидала трубку, когда та звонила.

У мамы начиналась сессия. Был декабрь. Ездить к бабушке она не могла. Опять приехать к ней (в свою комнату, которая специально для бабушки и делалась) бабушка не хотела, -- "мне надо побыть одной". Мама звонила каждый день, спрашивала, все ли в порядке, бабушка отвечала, что все в порядке. На предложения приехать сготовить отвечала: "Не надо. Если ты приедешь, я уйду. Не хочу никого видеть".

Я предложила перевезти бабушку к нам насильно, но мама справедливо сказала, что она упрямая, и начнет в окна выходить. Когда бабушка перестала подходить к телефону, мама страшно испугалась. Отменила экзамен и на следующий день приехала с близкими друзьями и МЧС вскрывать дверь. Вскрыли, трясясь от ужаса. Выяснилось, что бабушка сняла трубку с телефона, и лежит. Это было ее 90-летие, которое она отказалась справлять, хотя и мы, и подруги очень хотели ее поздравить. Бабушка рассердилась, отказалась вставать, всех выгнала. Гипс к тому времени уже сняли. Видимо, все-таки ушиб. Соседи потом сказали, что она чуть ли не с голыми ногами в травму в декабре ездила. Они хотели маме позвонить, но бабушка не давала ее телефон.

В январе позвонили соседи и сказали, что бабушку надо забирать, она совсем плоха. Мама приехала с подругой. Бабушка отказывалась уезжать. Пришлось соврать, что якобы сейчас придут покупать комнату. Ее выводили буквально под руки, так как она добром ехать к маме не хотела. Мама сразу вызвала знакомого врача, но бабушка категорически отказалась дать себя осмотреть. Врач ничего не смогла сделать. И только когда она совсем ослабела, и сил на борьбу не осталась, она дала забрать себя в госпиталь.

По идее, бабушка имела право на Свердловку. Но Свердловка от нас отказалась. Пришлось везти в госпиталь ветеранов войны - хороший, где сразу объявили диагноз... Мама ездила туда, ухаживала. Когда возникли проблемы с карантином, их решила я. И я сказала главврачу, что позволю бабушку выписать только при наличии письма, что это не ухудшит состояния больной. Но мама приняла решение выписывать домой, так как дома она с ней почти все время, и дома уходящему все же лучше. Болей не было у бабушки (или были, но она терпела и ничем не показывала, что ей больно). Только слабость. Я в принципе с мамой согласилась, чтобы уходить лучше на домашнем. Бабушку подержали, укрепили, она даже стала есть и вставать. И никто не думал, что так быстро это все случится...


И вот каждый день я прихожу в бабушкину комнату. Я эту комнату очень любила. И все время думаю о бабушке. Вот по Неве идет лед с Ладоги. А бабушка этого больше не увидит....

И самая грустная думка. Все-таки у бабушки был удивительный дар - отвергать любую заботу. Подарить ей вещи было практически невозможно - ей ничего не надо, она сердилась. Мама покупала ей хорошую еду, дома специально для нее готовила, но бабушка ела реальное дерьмо. Вот есть дома бульон, для нее сваренный. А бабушка ест суп из пакетика. Причем довольно демонстративно. Мама варит кофе, предлагает сварить ей. Бабушка пьет растворимый. Нарочно, поджав губы, вареный не пьет. Потом чуть ли не насильно впихнули. Говорит, действительно, вкусный. Но на вопросы: сварить? Кофе хочешь? - Нет. Каменное нет.

Как-то раз я возила ее к врачу, и она сразу расплатилась со мной кольцом. Потом его украли у меня. Дала ей деньги пару раз, годах в 2008-2009, и сто раз пожалела, потому что она их положила в копилку и есть подозрение, что истратила на авиабилет одной моей нелюбимой родственице. Доказательств у меня не было, но очевидно было одно: бабушка оба раза потратила денюжку явно не на себя, и мне это сильно не понравилось.

Когда бабушка связалась с лохотронщиками, вмешалась я, и только благодаря помощи Владимира Кехмана их изловили, выловили на меченые купюры и даже посадили. Правда, менты потом все равно их выпустили, но от бабушки все отстали. Зато в бабушкиной жизни появились молодые чекисты, которые к ней ходили, носили цветы и конфеты, и с которыми ей очень нравилось общаться. Вот такую организовали светскую жизнь старушке.

Удивительно грустная, трагическая даже история о том, как бабушка всю жизнь отталкивала от себя любовь и заботу. Я нашла фотографии и фронтовые письма. У нее был прекрасный жених Петр Иванович Клочков. Он прошел всю войну, уцелел, даже не был ранен, любил ее, писал письма, называл кудрявой головкой. Собирался жениться. Бабушка отвергла шикарнейшего жениха и связалась с женатым негодяем, манипулятором и потребителем. Причем в Германии у нее были реальные ухажеры, хоть красивой она совсем даже не была. Неженатые. Выбирай - не хочу. И Петр продолжал ее добиваться. Нет. Бабушка выбирает стать обманутой матерью-одиночкой и всю жизнь на себе все везти, пахать одной. Петр плюнул, женился, уехал в Москву, получил квартиру и еще долго-долго ей писал. Годов до 80-х.

Да, отец мамы помогал им, приносил первое время деньги. Но бабушка выгнала и его. Страшная история о том, как женщина делала все, чтобы НЕ_быть любимой и НЕ_принимать заботу.

Дарить бабушке подарки было неприятно. Она не радовалась, говорила раздраженно: зачем тратилась, не нужно. Отвергала почти все. Вмастила я только когда пригласила ее на съемки, когда меня у меня брали интервью в Питере. Это ей реально понравилось. Да, за ней прислали машину, от которой она тоже пыталась отказаться и вслепую доехать на автобусе. Поэтому я на вторые съемки уже сама за ней заезжала. Кстати, после съемок она сказала, что дурак она была, когда не позволила отцу ребенку купить ей котиковую шубку.

Один раз я все-таки помню, как она приняла заботу. Я ей подарила ну такую красивую кофту, такую шерстяную, с костяными перламутровыми пуговицами, с вышивкой, с шелковыми тесемочками, что отказаться от такой она уже не могла. Долго отказывалась, отнекивалась, но потом все-таки носила с удовольствием. Кстати, эту шикарную английскую кофту я в ее вещах не нашла... Вот и думай, куда она делась...

****

И все бы ничего, если бы я не заметила вдруг в себе бабушкины замашки. Когда я поняла, что я люблю Колю по-настоящему, глубоко и серьезно, и когда я наконец-то поверила в серьезность его намерений, то стала отказываться от всех его предложений. От дорогих сапог Гуччи. От антикварного кольца. От вечернего платья. И вот Коля кивает в сторону платья: "Ну один раз-то можно?" И я голосом бабушки отвечаю: "Ну, куда мне его надеть.....". И Коля грустнеет и говорит: "Вот, Она (имеется ввиду оставшаяся в Москве жена) тоже так всегда говорила. Ты такая же, как она". Не могу сказать, что мое благродное, как мне казалось поведение, пусть он видит, что я не развожу на бабки, было в кассу. Скорее, как я сейчас понимаю, раздражало и вызывало чувство вины. И да, в январе я провела культпросветбеседу, где сказала, что не нужно на мне жениться, что я не достаточно идеальная, и что могу и так, меня все устраивает. И тогда Коля недоверчиво спросил: "Солнце, я тогда хочу понять, зачем тебе вообще эти отношения?!"

Тем не менее, я политику отказов от подарков продолжила. Потом я жалкий штукарь на шопинг в Париже сама предложила считать подарком на день Рождения. А потом отказалась от предложенного на выбор подарка, и на свои деньги на свой день Рождения купила к нам домой салатницы. Так, я сама себя оставила без подарка. Как дура.

****

И все бы ничего. Если бы ни одно но. Вчера значит вечером мне мать и говорит: "Послушай, ты как бабушка, меня всю жизнь это раздражало, а теперь ты вот.... Попей спокойно чай, а потом будешь мыть посуду. Или не мой, я помою.... "

И я хватаюсь за голову. Бабушка всю жизнь, не успеем вилки отложить, сразу как поедим, бросалась к раковине. А я и мать чувствовали себя при этом полным говном... И вот оказывается, я делаю все тоже самое.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments