becky_sharpe (becky_sharpe) wrote,
becky_sharpe
becky_sharpe

Загар вреден. Моя речь на конференции "Наслаждайся солнцем безопасно"

Месяц назад меня пригласили выступить на конференции компании Columbia. Дело было в Свисс-отеле.

Вы наверняка видели рекламу с седой бабушкой, похожей на бульдога? Так вот эта самая немецкая бабушка когда-то изобрела эту самую компанию Columbia. Бабуля жива, здорова, вовсю талисманит - ходит на работу каждый день.

С этим брендом у меня давний роман. Мои первые горнолыжные штаны были как раз от них. Купила я их в Куршевеле. На высоте 1850 этого бренда, ясен пень, не было -- там только Богнер с Шанель, -- но Богнер и прочая гламурная экпировка со сваровски на попе на мне категорически не сидела, а на Шанель тупо не было денег. И за коламбийскими штанцами мне пришлось переться аж на высоту 1650. Там гужуются обычные, негламурные граждане. И там этих штанов целый магазин.

С тех пор прошло пять лет. Сносились куртки, купленные на 1850, дорогие, элитные, пафосные. Сносилась жилетка Боско с вышивкой. Сносилась еще одна куртка и красные штаны, купленные 4 года назад на той же 1850. И лишь одним белым колумбийским штанам с высоты для разночинцев нету сноса. Я их раз двадцать стирала в машинке без отбеливателя. Я ходила в них в морозы по грязной Москве -- сноса нет по-прежнему. Какой-то неразменный пятак, а не штаны. Чего не могу сказать о пафосных белых вещах с 1850 высоты, -- все, гады, посерели. И после стирок, и после химчисток.

Увы, всю Columbia мне приходится покупать ТАМ. Англия, Франция, Германия. В России их закупает Спортмастер, и баеры говорят, что в Россию выгодней закупать именно так. В Европе я даже и не вижу таких вещей, как у нас в Спортмастерах. Там все красивее, и цвета симпатичней. Хотя мне на конференции сказали, что в Москве есть два чисто колумбийских магазина, там более либеральные баеры, и закупаться надо там.

Ладно, проехали. Надеюсь, они подкорректируют закупочную политику. Я с ними об этом публично говорила. Сейчас речь пойдет не о вещах, а моем выступлении на их конференции, посвященной защите от солнца.

Директор Columbia по России Алексей Безуглый начал рассказывать, как они сотрудничают с фондом по борьбе с раком кожи.

Знаете, --- говорю, -- у нас в России больше боятся старости, чем рака.

Представители компании призадумались.

У нас в России, -- говорю, -- свои страшилки, и потому речь моя на конференции была не про онкологию, и не про одежду, защищающую от ультрафилолетового облучения, а все-таки про фотостарение. А про рак кожи рассказывала доктор Елена Матушевская, очень известный дерматолог, главный редактор журнала "Современные вопросы дерматовенерологии и косметологии".

Матушевская сказала, что меланома появляется равно как на открытых, так и на закрытых участках кожи, и потому кожа под одеждой также нуждается в защите. Затем она грозно объяснила, какой он -- рак кожи, и почему и на ком особенно любит возникать. Ну, я не буду портить вам настроение и пересказывать, ладно? Да, спасибо организаторам, на конференции они нас всех не умучили одеждой. Про технологию Omni Shade, которая собственно, все это спонсировала, и которая как раз и защищает кожу тела от солнца, рассказали, к счастью, не перепиаривая. Я сейчас выполню данное хозяевам обещание и тоже по возможности кратко упомяну об этой технологии.

Есть определенное плетение и специальное напыление, при котором ультрафиолетовое излучение не так сильно проникает к коже. Доступнее и понятнее я ничего не нашла во всем интернете, а из всех материалов, которые мне прислали, я смогла выудить все тоже самое -- плотное плетение и солнцезащитное напыление, такое, например, как диоксид титана. Ну и цвета, через которые солнцу труднее проникать. На этом я разговоры о бренде заканчиваю и перехожу к глобальным вопросам защиты от солнца, это мой вклад компанию "Наслаждайся солнцем безопасно"

Я заранее предупреждаю, я сейчас буду всем тешить кол на голове. По двадцать пятому разу разжевывать капитана очевидность. Но у нас - хоть кол на голове теши -- все равно многие пережариваются, и потому приходится методично проедать плешь.

Итак, солнце. Моя мать -- математик, долгое время работала с "космосом".В составе одной научной группы они рассчитывали космические орбиты какие-то, если я правильно формулирую. Так вот, нас, детей, никогда не возили на Черное море. Мать говорила, что солнце сейчас очень активное, что северным детям под ним жариться не полезно, и поэтому мы долгие годы отдыхали в средней полосе -- в Литве. Наш отдых был в сто раз лучше черноморского -- и озеро, и деревня, и ягоды-грибы, и овощи-фрукты с огорода. Мы совершенно не страдали без активного солнца, даже наоборот, наш загар был светлый, но держался дольше. Почему я это вспомнила? Ну, вот забавно -- в годы, когда не было глянцевых журналов, когда никто о вреде солнца и не заикался, у нас в семье все знали -- под активное солнце -- ни-ни.

Потом я приехала в Америку. И сразу полезла под активное солнце. Ни о каких средствах защиты я не помышляла. Отец о наставлениях мамы тоже не вспоминал. За месяц пляжа у бассейна я стала черная. А с сентября у меня пошел съезжать обмен. Что стало причиной -- стресс ли, солнце ли -- мы не знаем. Но эндокринологи в России сразу стали грешить на солнце. 

Прошли годы. Я не выезжала под солнце. Жила в северном городе Питере. Стали появляться глянцевые журналы. И появились первые солярии. Стояли они в салонах. Слава богу, у меня не было денег ходить туда часто. Удавалось позагорать минут десять раз в месяц, солярии были слабенькие, со старыми лампами. И это, на самом деле, предельная доза -- десять минут в месяц. Да, в нашей унылой зиме надо, даже полезно получить дозу хорошего настроения. Но не чаще. И по-хорошему, на соляриях надо писать: "Минздрав предупреждает: Активное загорание вредит вашему здоровью". Burning kills - так можно выразиться? Но на соляриях ничего не пишут. И вот результаты.

Это сучка-примадонна окраинной клубной жизни, микрорайонный гений "чистой красоты". На всякий случай скажу: девочка не москвичка, но и не молдаванка. Обычная светлокожая девочка. Ей 23 года.



Еще раз --- это девочка с европейской кожей. Светлокожая девочка. Если она будет продолжать в том же духе, то морщинистой старухой она станет еще до тридцати.

Даша Жукова, выросшая в солнечной Санта-Барбаре, никогда не выжаривает себя. Помню, на мой вопрос английской подруге "кто был на Челси, и как Даша выглядела" она ответила: "Pale". Палевая. Пудровая. Блеклая.


Обратите внимание: он загорелый, она -- нет.

Это я к тому, что грубый крестьянский загар это, как говорит Лавиния Лонд, просто ужас как не cool. Раньше Ирина Салтыкова хронически пережаривалась, кстати. Короче, яркий искусственный загар это давно уже пэтэушный шик. Московские красавицы давно перестали лезть под солнце.

Но, несмотря на то, что везде, все глянцы, все вестники гламура и здоровья, перед началом сезона напоминают: девочки, не пережаривайтесь, девочки, защищайте кожу, и все равно -- несколько человек приезжают из отпуска в августе с убитой рожей. С пигментными пятнами, пересушенные. Косметологи до ноября, кстати, делают сверхприбыли именно на том, что отшелушивают и отскребают последствия неуемного загара. Для того, чтобы отшкрябать то, что по раздолбайству зажарили неуемные, надо два!!! месяца и минимум 32 000 рублей. Если считатать еженедельный визит по 4000 рублей с пилингами.

Довлатов писал, что вся его жизнь -- путь к банальным истинам. Так вот, солнце в малых дозах полезно, загар - вреден. Истина банальная. Все уши прожужжали нам ею прожужжали. И все равно, машешь рукой --- а, хрен с ним, пусть говорят. Мне вот теперь месяц минимум из-за Паломара надо ходить с высоким SPF-фактором, не забывать мазюкаться каждый день раза по три, а я вчера опять забыла. Так что, тешу кол и себе в том числе.

....А еще хочу напомнить, что активное солнце провоцирует всякую дрянь не только на лице, но и на спине. И потому, спину и плечи на отдыхе надо защищать одеждой, если некому до них дотянуться и намазать кремом с защитой.

Первый раз я дорвалась до солнца в Куршевеле пять лет назад. Приехала со страшным воспалением на лице -- активное солнце в горах спровоцировало такие высыпания, что я месяц пила антибиотики. Потом -- Ницца. Мы прилетали с другом. Он решал свои вопросы, а я ложилась мордой кверху на лежак и впитывала солнце. Без защиты. Потом переворачивалась. А через месяц на приеме в честь Феррари в Третьяковском знакомые спросили коллег Милу и Женю: "А что у Божены с лицом?". Так незаметно наступил ужас. Причем когда жаришься, вроде бы все красиво и хорошо. Возвращаешься в город, и начинается.... Еще раз всех заклинаю -- впереди активное солнце. Отпуска. Майские. К майским половина из вас попрется в солярий. 5 минут. Даже --- не десять. И на майских -- не надо жариться, это очень плохо отражается на лице. Тупая банальная истина, но это так.

Кстати, сама наша доктор Гаухар Мансурова перестала загорать совсем, и меньше 50 SPF она на жарком солнце не ходит. Гаухар лучше будет ходить совсем белая, но не полезет под солнце. И пусть это нам всем будет в наущение.

Ну, и возвращаясь к владельцам конференции. Буду ли я сама защищать кожу а) одеждой и б) под одеждой? Не знаю, я вообще-то ленивая. Я ношу Columbia просто потому, что она очень удобная и хорошо стирается. Правда, Матушевская мне при всех сказала, что после шестой стирки даже специальная одежда начинает терять свои солнцезащитные качества. Кроме того, солнцезащитную одежду выпускает не только Columbia. А вот что я точно буду делать, и что мне кажется крайне важным -- когда у меня будет ребенок, я всегда буду его мазать и под одеждой, и одежду на него летом одевать с высоким солнцезащитным фактором. Это не обязательно специальная одежда, даже у обыкновеной одежды порой этот фактор может быть высоким. 

Чтобы считаться солнцезащитной, одежда должна иметь UPF более 30 и сохранять свои солнцезащитные свойства после многочисленных стирок и длительного воздействия солнечного света. Солнцезащитная одежда - подчеркиваю - производится разными компаниями. Вот что я скопировала из брошюр The Skin Cancer Foundation Фонда по изучению рака кожи про одежду и что, мне кажется, имеет смысл один раз прочесть, чтобы знать. Предупрежден значит вооружен.

Под кат можете лезть смело -- пиара и брендов там нет вообще, исключительно общие сведения про то, что такое фактор защиты от ультрафиолета и основные принципы защиты кожи от солнца с помощью ЛЮБОЙ одежды.


Даже не произведенная специально для защиты от солнца одежда обеспечивает некоторую степень защиты от солнечного излучения. Также как и для солнцезащитных кремов, степень защиты одежды может быть оценена и выражена в единицах измерения, именуемых фактор защиты от ультрафиолета (Ultraviolet Protection Factor - UPF). UPF аналогичен SPF, однако UPF показывает защиту и от УФ-A и УФ-B лучей, то время как SPF показывает только защиту от УФ-B. В 1996, термин UPF был предложен в Австралии в качестве степени проникновения УФ через ткань. UPF определяется при помощи анализатора коэффициента пропускания УФ, чтобы измерить спектральное пропускание УФ-A и УФ-B через ткань. Если ткань имеет фактор UPF 30, значит, она поглощает или блокирует 29 из 30 единиц УФ излучения или 97 процентов УФ излучения. Это такой же уровень защиты, как тот, который предоставляет солнцезащитный крем с SPF 30 при правильном использовании. Для получения UPF ткань должна пройти 40 тестовых стирок, подвергнуться эквиваленту 2-летнего воздействия света и быть протестирована в хлорированной воде, если ее предполагается использовать для купальников.

Даже обычная одежда может иметь неплохой UPF. Вот основные принципы дела по защите от солнца с помощью одежды. 1)Темные или яркие цвета дают лучшую защиту, чем бледные или пастельные тона и неплотная ткань.
2)Чем ближе ткань к коже, тем меньше солнцезащита этой ткани.
3) Если вы видите солнце сквозь ткань, то эта ткань имеет не очень высокий UPF.
4)Цвета ткани темные цвета лучше. Многие красители поглощают некоторую часть прошедшего УФ, вот почему более темные цвета и некоторые яркие цвета, такие как оранжевый и красный, имеют большее значение UPF. Бледные и пастельные тона имеют значение фактора. Бледная желтая хлопчатобумажная ткань обычно имеет UPF от 5 до 9, в то время как та же ткань, окрашенная в черный цвет, имеет UPF 32. Это значит, что малыши в легоньких марлевых беленьких одежках больше подвержены ожогам, чем в унылых черных и таких не гламурных шмотках.

Есть специальные солнцезащитные добавки для стирки – например, SunGuard. Правда - *примечание мое* я не видела, как выглядит одежда после применения этих средств. Написано, что данные добавки содержат солнцезащитный компонент Tinosorb® FD, но кто это такой, я не знаю, на себе не проверяла. Когда ткань растягивается, переплетение волокон становится более свободным и UPF уменьшается. Например, плечи рубашек испытывают большее натяжение, чем другие ее части и растягиваются сильнее. Это может привести к уменьшению UPF для этой части одежды. Снижается UPF и когда одежда намокает. 
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments